Рубрики
Золотое сечение жизни

У каждой женщины — свой путь в зрелость. Поначалу я зашла в тупик, ориентируясь на «проблемы супруга» и сравнивая себя до изнеможения с теми женщинами, на которых он обращал внимание. Мое «восхождение» на свой возрастной олимп началось с самых низов собственного дна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Про двадцать, тридцать и мои заблуждения

- Ты четвертый десяток разменяла, разве так можно? — наповал сразила мама своим вопросом на следующий, после моего тридцатилетия, день. — В твоем возрасте так себя вести! Посмотри на себя, — продолжала она, — на кого ты похожа?

Особой необходимости смотреться в зеркало не было. Я представляла себе, как выглядит утром невыспавшаяся женщина, накануне выпившая много шампанского. Но было что-то, царапнувшее душу. Сердце забилось сильнее и засосало под ложечкой…

Головная боль, молоточками стучащая в моей голове, мешала до конца осознать важность или абсурдность маминого заявления. Вчера мне исполнилось тридцать. Где я, а где четвертый десяток?.. Все во мне сопротивлялось «зрелости», вопреки мрачному прогнозу.

В двадцать лет в зрелость я не верила. Знала, что сорок бывает, но не верила, что это случится со мной. В тридцать — боялась, и мамино «четвертый десяток разменяла» прозвучало как приговор…

- Мам, ты что?! Накинула мне десятку, в тетки записала! — фыркнула я…

Меня настолько ошеломила мамина пессимистичная интерпретация моего юбилея, что я поделилась этой историей с друзьями. Теперь они знали, как надо мной пошутить: «В твоем-то возрасте!». И я смеялась шуткам: какие еще мои годы, какой там возраст… 

Сейчас мне сорок три. По маминым понятиям я «разменяла пятый десяток». Тогда, мне, тридцатилетней, этот возраст казался «чужим» и далеким. Достигшие этого рубежа женщины виделись мне людьми без особых стремлений и желаний, без гарантий счастья и любви. 

Мне казалось, после сорока мало что бывает интересным, все лучшее, по определению — позади. О сорока годах в моей голове возникал образ итогового баланса: нужно сводить дебет с кредитом, забывать про радости жизни и не заниматься любовью.

В сорок три у моей мамы появился первый внук. Тогда, в двадцать, мне было сложно разглядеть в маме женщину, и даже папину жену. В мои двадцать мамины сорок казались мне рубежом женственности, любви и красоты. Я была уверена — в сорок женщина гаснет как женщина. 

Если и загорается, то заботой о других: детях, внуках. В крайнем случае, кормит и лечит бездомных котов и собак, как наша соседка. Гореть своей жизнью — поздно и больно. И лучше не думать о том, что в силу возраста уже не позволить — о модных джинсах, нежных объятиях и подобном.

Возрастная математика

В сорок три мой «послужной список» включает троих детей. Первый сын — взрослый мужчина, а младшая дочка — трогательная трехлетка. Средняя дочь мечтает о племянниках, чтобы скорее стать тетей, совершенно не задумываясь, что ее мама при этом станет… бабушкой.

Удивительную мозаику собрала для меня жизнь — когда я была ровесницей своего сына, у меня уже был трехлетний сын… Словно вершины треугольника — мы равноудалены друг от друга двадцатью годами. Двадцать — мне до сына. Сыну — до меня. Младшей — до старшего. 

В молодости мне не верилось, что когда-нибудь наступит сорок. Но вот мне сорок, и я верю и надеюсь, что когда-нибудь наступят шестьдесят или даже восемьдесят лет. Мне бы хотелось, чтобы на мой шестидесятилетний юбилей пришли все мои дети — сын, которому накануне стукнет сорок. Старшая дочь, «разменявшая третий десяток», и младшая — двадцатилетняя максималистка, которая в душе с мистическим ужасом будет считать мой возраст древним… И внуки пусть приходят. Надеюсь, буду им любящей и радостной бабушкой. И пусть они простят мне нежелание закрыться в четырех стенах и печь пироги. Пусть удивляются моей «неугомонности» на старости лет и принимают мое желание жить не только для них.

Да, жизнь женщины неотвратимо подчиняется единым законам — цветение сменяет увядание. Но ведь это не только про новые морщины, это еще и про плоды. Жизнь переходит в новое качество. И перед «взрослой» женщиной вдруг открываются новые пути и горизонты, встают новые задачи.

Моя задача — «подтянуть хвосты» по предмету «умение жить своей полной жизнью», пройти серьезную практику и передать знания и опыт своим детям. Во второй половине у меня возникла необходимость свести дебет с кредитом, а после всех подсчетов — желание «взяться за ум». Сегодня, в свои сорок три, несмотря на болезненную утрату первой свежести, я была бы абсолютна счастлива, будь у меня уверенность, что дней жизни впереди — много. Но остается только надеяться, что отпущенного мне хватит для исправления ошибок и закрепления материала.

 Вот так, на пятом десятке, я открыла свою возрастную формулу — «Уменьшение в два раза количества времени увеличивает его ценность в сотни раз». Жизненная прогрессия далека от арифметической и геометрической, зато близка к вечным ценностям и к Богу…

Делать свои дни счастливыми и ценными, бережно относясь к каждому подаренному мгновению, каждой прожитой минуте — моя задача и дело чести на вторую половину жизни. Довольно долго я не ощущала, что время идет, что жизнь быстротечна, что дни, часы и даже минуты жизни представляют собой не меньшую ценность, чем года.

Из песни слов не выкинуть, жизненных кризисов не избежать  

Лет восемь назад я шутила: у дочки кризис одного года, у сына — подростковый, у мужа — кризис среднего возраста. Вели они себя практически одинаково — дочкино «я сама!» дополнялось «сам знаю» сына и «мое личное дело» мужа. Мне с головой хватало истерик и протестов детей и их папы.

Наличие кризисных явлений в жизни семьи не давало времени на собственный кризис. Полагая, что жизнь-бунт и есть основной симптом кризиса, я радовалась, что меня миновала чаша сия и тихо проживала свой разменянный четвертый десяток, пока не разразилась буря. 

Мой жизненный кризис совпал с возрастным — мужа уносило все дальше, а меня окатывало ужасом. Наконец-то, «во всей красе» передо мной предстала правда жизни — сорокалетняя многодетная мама с младенцем на руках, без кола и двора в чужом городе…

Китайцы слово кризис составили из двух иероглифов. Один означает «опасность», другой — «возможность». Мне хотелось все разметать и разрушить. Изменить что-то, пока есть время. Сменить внешность, мужа, место жительства. Пока еще молода и полна сил…

Если мечтать — сбудется. Наверное, в порывах отчаяния я неправильно мечтала, потому что первая часть — все разрушить — сбылась. Сбылось и про смену места жительства. Нас вынесло войной в другую жизнь, другой город. И началась еще одна, моя личная война — за себя.

Моим постоянным спутником стал страх. Заболеть, постареть, внезапно умереть — далеко не весь список моих кошмаров. 

Не было бы счастья, да несчастье помогло

У каждой женщины — свой путь в зрелость. Поначалу я зашла в тупик, ориентируясь на «проблемы супруга» и сравнивая себя до изнеможения с теми женщинами, на которых он обращал внимание. Мое «восхождение» на свой возрастной олимп началось с самых низов собственного дна.

Соломинкой, за которую я ухватилось, оказалось предложение написать статью про позднее материнство. Статья стала итогом, который мне страшно было подвести. Ее написание — исцеляющим действом. Мне вдруг открылось, что моя жизнь только начинается. Что к сорока годам я стала не потерявшей вид и свежесть перестаркой, а женщиной, у которой все есть — дети, опыт, мудрость. Мой возраст — не выход в тираж, а серьезный бонус. В отличие от себя молодой, я знала, что значит быть женщиной. И ценила счастье и благословение ею быть.  

В одной книге меня поразила мысль, что сорок пять — золотое сечение, когда форма и содержание на какое-то время встречаются. В молодости отстает содержание. В старости с содержанием все в порядке, но форма… А здесь одно и другое слиты воедино. Итоговая переоценка жизни, своих ценностей и себя — состоялась. Жизнь стала богаче и ярче не самими событиями, а их восприятием. Стало важным дни жизни не считать, а проживать. Иногда мне по-настоящему страшно не успеть воспользоваться всем, что дарит мне пятый десяток…

Мне бы выбрать — все лучшее сразу

О чем я переживаю больше? Об утрате молодости и привлекательности? Или о сомнениях, страхах, неуверенности, поселившихся в моей взрослеющей душе? Оказывается, одно без другого не бывает. Страшно и больно — терять привлекательность, еще страшнее — силы и здоровье.

Разочарование от увиденного в зеркале и тревога за здоровье шли в комплекте. Обнаружение новых морщин неизбежно приводило к грустным мыслям. А грусть и тоска усиливали эффект саможаления. 

Раньше я мало обращала внимания на невеселые прогнозы врачей в связи с наступлением определенного периода в жизни женщины. Недавно я прочла статью с настойчивыми рекомендациями «позаботиться, поддержать и обследоваться вовремя». Речь шла о женском здоровье и «критическом возрасте» в жизни женщины. У меня волосы встали дыбом — после сорока женщина априори в зоне риска, а у меня маленькая дочь. Все вокруг кричало и вопило про возраст и связанные с ним проблемы. 

Неужели борьба за молодость, красоту и здоровье теперь — жизненная необходимость? Модный косметолог составил мне долгоиграющую и дорогостоящую программу «омоложения» и выдал прогноз: «Вы станете женщиной без определенного возраста…». Жутковато звучит. Перспектива стать безвременной женщиной и остаток жизни посвятить побегу от своих лет меня не вдохновила. Приятно выглядеть моложе своих лет, но сейчас мне не менее важно научиться беречь хрупкое счастье зрелости и ценить каждый прожитый день.

Средний возраст превратил меня в редактора. Я исправляла свои внутренние тексты и тоскливые мысли, переключала смысл продуманного с минуса на плюс. И положительно заряженная мысль: «За плечами полжизни, а я полна планов и надежд», становилась ценным ресурсом. 

Собственное «выстраданное» открытие: чем полнее и радостнее в душе, тем меньше проблем с отражением в зеркале и другими возрастными неприятностями, стало для меня спасательным кругом в штормящем море неприятных и болезненных переживаний, связанных с возрастом.

Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён 

Недавно пожилой седовласый профессор, на приеме у которого я была, после того, как выслушал мои многочисленные жалобы, с улыбкой произнес: «Добро пожаловать во вторую половину жизни!». Неожиданно мне стало тепло и спокойно от этих слов.

Во мне всегда вызывали восхищение женщины, которые умеют красиво входить в зрелый возраст и даже увядать. Которые ценят прожитую жизнь не меньше грядущей. Глядя на спокойного мудрого старика-профессора, стало очевидно, что мои года — мое богатство. 

В сорок, как и в двадцать, можно строить грандиозные планы, любить свою жизнь и восхищаться отражением в зеркале. Постепенно я «перерастаю» страхи, связанные с работой времени. И верю — чтобы стало уютно в своих годах, важно не отказывать себе в праве жить счастливо.