Рубрики
Вот какой батюшка

У меня есть знакомый батюшка, назову его для конспирации отцом Виктором. Несмотря на преклонный возраст, человек он жизнерадостный, самокритичный и с чувством юмора. Эти качества, помноженные на богатый жизненный опыт, делают отца Виктора интересным рассказчиком. Рассказы эти ведутся обычно в приватной обстановке, во время чаепития после службы, поэтому я решилась некоторые из них пересказать как бы от лица самого отца Виктора. Итак…

«Было время, служил я в соборе, и там мне приходилось время от времени быть дежурным священником. То есть сидеть целый день в храме у телефона, беседовать с забредавшими прихожанами, быть наготове для экстренных случаев – к примеру, надо причастить умирающего или там крестить новорожденного младенца, если он совсем слабенький, может в любую минуту умереть. Врачи в таких случаях обычно идут навстречу, пускают даже в реанимацию, однажды врач даже сам священника вызвал – так беспокоился о ребеночке. Верующий был, конечно… Впрочем, это, как говорится, совсем другая история. А случай, о котором хочу рассказать, был такой.
Однажды я сидел на дежурстве, будучи простужен. Заменить меня было некем, деваться некуда. Голова болит, насморк, глаза слезятся… короче, весь букет малоприятных симптомов. А тут, как на грех, повадилась звонить в храм какая-то пожилая, не вполне психически здоровая особа. Поднимаю трубку, она начинает так благопристойно, елейным голоском: «Алё! Простите, это дежурный батюшка?», и когда я отвечаю: «Да, я вас слушаю», выпаливает: «Так передайте скорее отцу Федору, что он убийца»! Убийца!!!» Потом следовали выражения, делающие дальнейший разговор бессмысленным.
Так меня эта скорбная главою раба Божия достала, просто никаких сил не осталось. И вот я, в очередной раз услышав знакомое «Алё, это батюшка?», сам для себя неожиданно отвечаю ехидным-преехидным, противным-препротивным бабьим голосом: «Не-е-ет, это матушка!» – и в сердцах швыряю трубку. Поднимаю затем глаза и вижу совсем рядом двух интеллигентного вида дамочек в шляпках, и смотрят они на меня с непередаваемым выражением удивления и ужаса. По-моему, они даже рты раскрыли, так остолбенели от потрясения.
Я, конечно, откашлявшись, извинился, объяснил ситуацию, и дамы меня вроде как поняли, но заметно было, как они шокированы. Самый конфуз заключался в том, что эти дамы оказались католичками и в православный храм попали первый раз в жизни. Долго готовились, волновались, преодолевали внутреннее сопротивление, но все же решились – очень нужно было им поговорить именно с православным священником. Пришли, а тут на тебе – простуженный дедуся в рясе и с во-о-от такенной бородой по телефону хулиганит! Жутко неудобно было.
Но потом мы с этими дамами очень мило и душеполезно поговорили и даже друг другу понравились. Культурные они все-таки люди, католики».