Рубрики
Три истории одного кошелька

В последнее время в финансовом океане шторм. Тихих гаваней на планете Земля практически не осталось. Маленький-большой денежный апокалипсис из-за… А, собственно, какая разница, из-за чего ураган? Важнее понять, как удержать на плаву свое маленькое судно и не разбиться о подводные рифы. А когда на твоем корабле малолетние матросы, только-только выходящие в первое плавание, и некоторые члены экипажа, которым за штурвал вставать уже не под силу, приходится думать, как обойти волны экономического кризиса, накрывающие всех подряд с головой.

Куда не пойдешь, звучат одни и те же наболевшие слова: работу потерял или не могу найти, зарплату урезали, цены вверх не ползут, а летят. А дети, независимо от возраста, все так же мечтают ходить в бассейн, есть иногда что-то особенное, почти деликатесное, носить кроссовки, которые пока еще смотрятся модно. И как бы жена не старалась помочь супругу заработать, большая часть ответственности по обеспечению семьи всем необходимым лежит на нем. Это раньше работа мужа могла быть отчетливо видна по количеству аккуратно уложенных стогов, дров или полных возов, которые не только глазами можно было увидеть, но и руками потрогать: вот, сделал, глядите! Теперь – не так. Мужчине в современном сходящем с ума мире приходится оценивать себя и свою важность с помощью зеленых бумажек, которые он, глава семейства, должен принести в дом. Экономический хаос бросает вызов прежде всего ему, капитану семейного корабля: ну как, чего ты стОишь? И каждый удар по рабочей репутации, каждое увольнение, каждая неудача в поиске хлеба насущного больно бьет по самолюбию и по личности. И чувствует себя капитан глубоко несчастным. Так неужели полнота человеческого счастья зависит от полноты нашего кошелька?

 

ЛАРА

У Ларисы нет необходимости искать работу, ей – по современным меркам – просто повезло. Она – жена удачного бизнесмена. Но в доме, который «полная чаша», все чаще и чаще звучат колкие слова, а ссоры стали обычным делом. Вадиму тяжелее, нежели прежде, зарабатывать на все прихоти, к которым Лариса привыкла в докризисные времена.

Казалось бы, живи да радуйся – Вадим прекрасно обеспечивает семью. Но гармонии, увы, нет. Жена стремится покупать, как и раньше, модные новинки, а путешествия – это особая тема и постоянный камень преткновения. Ларисе дома не сидится, для душевного комфорта ей требуется новизна впечатлений, в четырех стенах без дела просто скучно. «Дети должны увидеть мир! Им нужно практиковать английский», – настойчиво твердит она Вадиму, и он, заботливый отец, вынужден соглашаться. Но ценой интересных поездок стало его, незаметноe для жены, эмоциональное выгорание. Лариса приезжает окрыленная и совершенно не понимает, почему муж срывается по мелочам, почему повышает голос на нее и детей. А бывает, даже бросит обидное: «Пашешь, как вол, а вы тут, дармоеды…». Все чаще жалуется Лара подругам – муж уезжает из дома по выходным. Говорит, видеть никого не может, хочет на рыбалке в тишине отсидеться. А возвращается иногда выпившим. Тут уж Лариса не смолчит: «А ты куда деньги выбрасываешь, на водку?!». Вадим, молчун по характеру, чаще всего ничего не отвечает и с понедельника уходит с головой в работу, да так, что ни на телефон не отвечает, ни на смс. «Я работать должен! Ясно?», – рявкнул он как-то на Ларису, которая пыталась безуспешно доказать, что и она имеет право на нежность и внимание. И потому, в ответ на восторженные комментарии подруг по поводу новых фотографий экзотических мест, Лара только грустно машет рукой и ждет, когда перед ней откроется не только наполненный купюрами кошелек Вадима, но и его потерявшееся среди бесконечной работы сердце. Пока ждет, перелистывает страницы буклета, властно призывающего ее пуститься еще в одно незабываемое путешествие… и попрактиковать английский, по которому у детей в старших классах почему-то низкие оценки.

 

ОКСАНА

Собрались мы недавно почти полным составом на встрече одноклассников. Времени после последнего звонка утекло много, как увиделись, так и понеслось: «А ты где? И что, как дела идут? Работаешь? Хватает?». Каждый вкратце говорил о себе: о своей работе, семье и увлечениях. Но когда очередь дошла до Оксаны, бывшая «серенькая мышка» просто всех поразила. Не только внешним видом и роскошной машиной, не только уверенными интонациями, но и бьющей в глаза настоящей успешностью, которую ничем не прикрыть. Весь мир объездила, три языка выучила, свое дело имеет, руководит тремя десятками мужчин. О сути работы сказала кратко: «Бизнес, разный, сейчас надо осваивать несколько направлений, иначе – прогоришь!». Мы все – бывшие девчонки и мальчишки – уважительно кивали и с интересом внимали каждому ее слову. Моя соседка, Инна, толкнула меня незаметно локтем в бок: «Видишь, что деньги-то делают! А ты говорила, не в деньгах счастье. А в чем тогда? Вон, Верка сидит, смотри, вымученная, шутка ли, четверых поднимает, ей не до нарядов и косметики. Ай да Оксана!». Когда вышли из кафе, дул пронизывающий ноябрьский ветер, и Оксана великодушно предложила меня подвезти – обеим было по пути. В летящей навстречу дождю машине уверенно управляющая своим техническим супермонстром Оксана вдруг рассказала то, о чем смолчала на встрече. Ее откровенность была для меня полной неожиданностью: «Наверное, ты сидишь и думаешь, повезло? Да нет, Ирка, это все – глянец, а под ним… Знаешь, мы ведь с Пашей расстались… уже 8 лет как. Как дела в гору пошли, на меня что-то накатило… сама не пойму. Он работу потерял, а у меня – просто расцвет. Деньги сыплются, все могу себе позволить. Я и позволила – то упрекнула, что на моей шее сидит, то голос стала повышать (привычка директора, понимаешь?). Он все молчал, только сник как-то, посерел, что ли. А работу – ну никак – найти не получалось. Один раз предложила ему: «Что с тебя взять, иди хоть ко мне водителем, зарплатой не обижу. Возить меня будешь, куда надо». И тут он – как распрямится во весь рост, как взорвется. Я его таким никогда не видела. «Да чтобы я весь день тебя видел и ты на меня, как на ливрейного слугу, сверху вниз, как дома, смотрела? Да я лучше с голоду сдохну!». И – ушел, вот так, сразу, без предупреждения. Собрал вещи – и нет человека. Я сначала даже не обеспокоилась, думаю, пар выпустит – придет, куда ему от меня деться. А он не вернулся. А… потом было уже поздно. У нас два сына растут, уже подростки… Ох, как им сейчас отца не хватает. Я вся в работе. Теперь только замечаю, сколько им Паша времени уделял: и шахматы, и походы, и лыжи… Скучают они за ним, а я для них – источник дохода, уважения – никакого! Дай, да и только. Как только могут, едут на каникулы к нему, в другой город. Вернутся – чернее тучи, на каждое мое слово – грубость. А младший недавно вот что мне сказал: «Да если бы ты таким крутым начальником не была, папка бы с нами жил». Оксанин голос дрогнул, но она быстро взяла себя в руки и продолжила почти ровно: «Вот так… У меня теперь – сплошные совещания, бизнес-трипы, деловые ланчи. А я знаешь, кому сегодня позавидовала до глубины души? Вере! Сидит она, уставшая, внешний вид – ниже среднего, талия расплылась. Ну и пусть они с Сашкой еле концы с концами сводят. Зато – вместе. Зато – дружно. А я так дочку хотела, все думала, вот взойду на Олимп и смогу себе позволить – и няню, и дорогих докторов, и игрушки самые что ни на есть!». Оксана вновь замолчала, сглатывая непролитые слезы. Я молчала. И как порыв последнего осеннего ветра, в машине тихо прозвучало Оксанино: «А ведь я его, мужа своего, до сих пор люблю…».

 

АНТОН

Мы переехали в большой 16-этажный дом. Познакомиться с новыми соседями помогла детская площадка – место, где регулярно встречаются мамы и дети. Среди качелей и горок, песочниц и велосипедных дорожек мое внимание привлекла не женская фигура. Задорный папа, лет сорока, играл со своими дочками – ровесницами моей Ани. А так как дети со временем подружились, мы с Антоном стали чаще общаться. Он меня просто поражал своими неисчерпаемыми шутками, фокусами, спортивными играми. Когда Антон с дочками появлялся на площадке, мамы облегченно вздыхали: он гарантировано привлекал внимание всех детей, которые ходили за ним, открыв рот, и слушались буквально во всем. Пока он организовывал очередные состязания, женщины получали такие долгожданные минуты отдыха. Я как-то раз полюбопытствовала: «Простите, вы что – отец-одиночка? Вы – педагог? А вы вообще, на работу что, совсем не ходите?». Антон улыбнулся: «Ответ – отрицательный на все Ваши вопросы. У меня есть жена, она очень занята, переводчик, работает на дому… После долгих поисков и раздумий нам пришлось отдать приоритет домашнему рабочему месту. Чем бросать детей в садике и вдвоем мотаться по офисам, мы с Мариной решили искать такую работу, чтобы быть максимально вместе с детьми и друг с другом. Нам говорили: «Так не бывает, да вы вообще выпадете из современного рынка работы и пропадете!». Я – совсем не учитель, а программист. И мое рабочее время начинается примерно тогда, когда дети уже спят – я в основном выполняю заказы по ночам или работаю с утра, потому что потом – прогулки. Наш старший – в третьем классе, его из школы надо забирать. Потом – секции, у девчонок – танцы. Словом, круговерть!». Тут я не выдержала: «Вы что, все на себя взвалили? Я ни разу вашу жену за два месяца во дворе не видела…». Антон сразу посуровел и ответил более сухо: «Тут Вы не правы. Во-первых, Марина работает много, я бы один семью сейчас не «потянул». Да и не хочет она потерять свою квалификацию, очень ей ее профессия нравится. Я как детей заберу, она и садится за письменный стол». Я не нашлась, что ответить. Спустя пару недель я научилась среди многочисленных обитателей нашего двора узнавать и Марину, они иногда выходили на общую семейную прогулку. А мы с интересом за ними наблюдали. Что-то неуловимо юное, теплое, не стертое временем семейной жизни проглядывало в их манере общаться, в улыбках, в том удивительном спокойствии и уравновешенности по-настоящему счастливых людей. Может быть, одежда Марины или их детей не была фирменной. Может, у Марины не было современного маникюра. Возможно, они не ездили каждый год в Болгарию или Турцию. Может быть. Я, если честно, не замечала и не спрашивала. Их жизнерадостность и неброская гармония притягивали. И пока наши дети шумно носились по засыпанному осенней листвой парку, запускали бумажные самолеты и катались на видавших виды велосипедах, я все чаще задавала себе вопрос: «А существует ли он на самом деле, всемогущий денежный кризис, способный расплющить судьбы и поломать жизни? И нужно ли непременно стать рабом офиса или корпорации, чтобы держаться на плаву в современном бурном финансовом море?». Ответы на подобные вопросы каждый найдет сообразно своей личной, ни на кого не похожей истории жизни. Для себя и своей семьи мы с мужем решили так: раз невозможно предугадать, когда это море заштормит еще раз, и не известно, утихомирится ли оно вообще когда-нибудь, наверное, не стоит закрывать глаза в надежде на то, что очередной девятый вал «пронесет» мимо как-то само собой. Но на корабле всегда есть место и дружеской шутке, и подбадривающему взгляду, и даже искренней улыбке. Штурвалу нужны крепкие руки, храброе сердце, сплоченность команды. Тем более, у жизненных шквалов есть своя красота и даже цель: научить нас быть сильнее, выносливее и крепче. С Божьей помощью.