Рубрики
Тайна последнего слова

В давние времена, в обычаях преимущественно восточных народов, с человеком, которого считали врагом, противником, предпочитали не садиться за общий стол. Ведь это предполагало тесное общение и многочисленные добрые пожелания, витиеватые тосты-благословения, которыми так богата культура восточного застолья. Видимо, таким образом интуитивно избегали не только опасности быть отравленным, но и фальши в общении, в том числе при прощании. Можно уклониться от разговора среди многочисленных гостей, но никак не получится избежать моментов приветствия и прощания. Человеку, с которым нет мира, трудно посмотреть прямо в глаза, а без этого можно ли произнести слово «прощай»?  

Когда один уходит в путь

Ребенок отправляется в школу, супруг — на работу. Убегает по делам дочь, уезжает в командировку жена. Обычно мы говорим «до свидания», выражая надежду на то, что сможем еще раз увидеть человека. Но бывают случаи, когда мы говорим человеку «прощай». Это слово звучит в повседневной реальности достаточно редко, оно — невольное напоминание о вечной разлуке или близкой, возможной смерти. Прощаются, уходя на войну, или в стенах больницы, это слово звучит на кладбище, так расстаются навсегда. Однако в этом ли его единственное предназначение?

Расхожее, казалось бы, выражение «прости – прощай», так часто употребляемое сегодня в шутливой или скептической форме, порой несет более глубокий смысл. Близко к нему и ранее часто употреблявшееся «не поминайте лихом». Уходит человек в путь — и просит тех, кто остается, простить его и иметь о нем добрую память. Схожи в этом многие языки. Итальянское слово «прощай» (addio) несет в себе память о вечном, дословно его можно перевести, как «к Богу». Это слово — вектор, указующий на то место, где все мы — рано или поздно — встретимся. И перед лицом этой встречи, возможно, еще не упущено время, и стоит подумать о том, как именно попрощаться.

На улицах современных городов и поселков, в семьях или компании друзей при прощании все чаще стали звучать иностранные слова – «чао!» (ciao), «бай-бай!» (bye-bye). Повсеместно используется и нейтральное, не выражающее эмоционального или душевного состояния говорящего слово «пока». Говорим иногда просто: «я пошел», «ну все», короткие фразы, которые мало способствуют укреплению связи двух людей, подчеркивая незначительность самого момента прощания. Эти слова произносятся довольно быстро, задавая поверхностный ритм отношениям. Понятие расставания само по себе обесценивается. Мы уходим в спешке, иногда вообще без слов, хлопая дверью или торопливо говоря по телефону. Безразлично киваем родным, машем рукой, не замечаем глаз ребенка или родителей, которые желают провести нас до порога.

Лучше поздно чем никогда?

11 сентября 2001 года в самолетах летели, приближаясь к Нью-Йорку, сотни пассажиров. После трагедии при расшифровке записей черных ящиков выяснилось: еще до столкновения с башнями-близнецами люди знали, что их ждет. Многие попытались позвонить домой в последний раз. Для них не было ничего более важного в тот момент, чем успеть попрощаться. Чаще всего звучали слова: «Я тебя люблю».

Лет десять назад на бульваре Лепсе в Киеве случилась нелепая катастрофа. На пустой дороге утром, на огромной скорости легковая машина врезалась в столб. Водитель погиб на месте мгновенно. А жена, умирая, еле слышно рассказала врачам, что в момент аварии они сильно ссорились. Может, и авария и не случилась, если бы не состояние психики водителя — он просто потерял контроль над машиной. «Мы не успели помириться», — шептала женщина. Ей было страшно уходить из жизни, так и не успев сказать дорогому человеку самые нужные и самые важные слова. Их уже не сказать никогда...

Перед лицом смерти мгновенно обретают иной смысл и слова любви, и слова прощания или прощения. В повседневной жизни, когда расстаются враги или когда люди в ссоре, звучит, в лучшем случае, равнодушие, чаще — ледяное молчание вражды. Или совсем другие слова: «глаза бы на тебя не смотрели», «вон отсюда», «ненавижу», «между нами все кончено». Выражение крайней вражды и отталкивания фраза — «он даже на похороны не приехал». Запоздалое раскаяние, как правило, влечет человека попрощаться хотя бы с телом того, с кем не удалось примириться при жизни. Несмотря ни на что, природа человека испытывает потребность завершить общение на этой земле на ноте прощения и доброты.

Слова «прости», «люблю» и «верю» становятся крыльями, способными придать сил перед любым ежедневным, обычным или самым важным и ответственным путешествием. Потому что тайна последнего сказанного доброго слова в том, что оно помогает приблизить Небо к Земле, а душу человека — к миру и всепрощению.

Триста лет тому назад

Наши предки расставались неспешно. Перед выходом из дома спокойно садились «на дорожку», всегда молча, крестились перед образами, испрашивали благословения священника, родителей или старших в семье. Ведь, по сути, любое расставание связано с символом дороги, ведущей неведомо куда. Пути, на котором будут опасности. Пути, откуда можно и вовсе не вернуться. Еще двести лет назад ощущение хрупкости жизни перед лицом неведомого воспринималось как нечто обыденное, и было единственно правильным отношением к жизни. Технический прогресс двадцатого и двадцать первого века принес нам возможность комфортного перемещения в разные точки планеты всего лишь за несколько часов, но, как и в далеком прошлом, уходя, никто не может быть уверен, что обязательно вернется назад.

Особому расставанию — последнему на этой земле — придавалось огромное значение. Наши верующие предки знали, что последние дни и часы не терпят суеты и должны быть наполнены Главным. Звали священника для Исповеди и Причастия. Приходили тихо попрощаться родственники и друзья. Дети, которые жили далеко, старались приехать для последнего родительского благословения. Говорили в доме немного. Рядом с умирающим сидели, молились, просили прощения. После Причастия вообще старались избегать разговоров. При приближении конца начинали читать Евангелие и молитвы.

Кто-то из писателей сказал, что последние слова, сказанные здесь, на земле, становятся первыми, сказанными в Вечности. Это находит свое удивительное подтверждение в последних современных нам исследованиях по физике. Звук слова истает, но его сила, его волна уйдет в неисследованные просторы Вселенной и продолжит действовать. Несет добро и свет, разум и глубину. Или злобу, зависть и гнев. Не этого ли предупреждает нас остерегаться народная пословица: «Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь»?

Главные слова

Последнее слово, сказанное этому миру, — особое в силу того, что оно — последнее. Истинно, горячо, кратко, одним предложением покаялся на кресте лютый разбойник — и первым вошел в Рай. «За что? За какие заслуги?», — может возмутиться рациональный ум, привыкший все взвешивать на весах. Последнее слово раскаяния и веры перевесило все его тяжкие преступления. Возможно, оттого, что последнее слово приравнивается к действию, а искренность придает этому действию невиданную силу. Там, за пределами земного существования, где уже не имеют никакого значения различия языков и наречий мира, там, где царит особое молчание — «тайна будущего века», продолжат свое звучание в Вечности миллионы последних слов, отдаваясь земным эхом — воспоминанием.

Течет время, приближается момент расставания с дорогим и близким человеком, ежедневные дела теряют свое значение. Наступает момент, когда ясно, что жизнь догорает, когда все отдают себе отчет в том, что каждое мгновение — одно из последних. Сил бывает мало, часто они уходят на борьбу с болезнью. Человека может одолевать страх смерти и предстоящей разлуки с родными. Нелегко бывает найти именно те слова, которые успокоят, помогут, будут иметь смысл на грани между жизнью и смертью.

Обратившись к тысячелетнему христианскому опыту, заметим, что суть Исповеди сводится к «прости» и «прощаю», суть последнего разговора с близкими — к «люблю» и «благословляю». Вот, пожалуй, и все. И над всем этим — подчас даже невысказанное словами, неизменное «верую». И если уходящий верит от всей души, то последние, уже немощным шепотом произнесенные «прости» и «прощаю» стирают многолетние ошибки, распри и ссоры, превращают в пепел вражду и нестроения, вселяют мир и надежду в мятущуюся, испуганную приближающимся концом душу. «Люблю» и «благословляю» становятся доброй основой для дальнейшей жизни близких людей, которые остаются и продолжают свой путь.