Рубрики
Святое упрямство медсестры

В 70-е годы мне пришлось лечиться в больнице «Благовещение». В этом месте страданий и боли тогда еще работали женщины, которых люди улиц называли ханжами, а народ Божий – женщинами, посвятившими себя Господу и служению страждущим.

Эти праведницы были столпами веры, любви и самопожертвования посреди мира медицины, пропитанного духом рационализма. Ни одна из них не поколебалась в вере, ежедневно слыша безбожную похвальбу безрассудных людей. Они предали себя благодати Божией и были в послушании у духовника. Благодаря им слабый пол засиял в мире подобно яркой звезде, а больницы работали, как монастыри, так как в них был порядок, дисциплина и добрые нравы. У нынешних медсестер есть знания благодаря медицинским институтам, в которых они должны учиться, но где их научат и добрым нравам?

В этих благословенных сестричествах ковались добрые и серьезные характеры. В них воспитывался дух самопожертвования, милосердия и доброты. Ни одна из сестер даже не думала о том, когда закончится ее рабочее время, о том, что ей уже пора идти мыться и стирать вещи. Блаженной памяти врач Диамандопулос как-то раз, уйдя на работу, вернулся домой спустя пятнадцать дней и, выслушав приличные такому случаю речи своей жены, ответил: «как я мог раньше уйти из больницы, если сестрички зачастую задерживаются там больше месяца?»

Эти ученицы Христовы ежедневно распинали себя ради служения душе и телу больного.

За каждым организованным обществом стоят люди, проводящие ночи без сна, которым некогда даже умыться, смертельно уставшие. К сожалению, в наше время самопожертвование перестало считаться добродетелью. Трудягу, который везет тачку, работает веслом или ловит рыбу в течение целого дня, мир считает недоразвитым. И вот, люди, облеченные властью и не боящиеся Бога, запретили этим мироносцам Христовым трудиться в каком бы то ни было медицинском учреждении, и с тех пор больницы оказались в руках людей, которые и в Бога не веруют, и человека не уважают. Министр здравоохранения, издавший такой указ, позднее признался: «по правде говоря, без «ханжей» наши больницы стали работать хуже».

Эти посвятившие себя Богу женщины, как бульдозеры, подталкивали людей ко Христу и к жизни по Евангелию. Исповедь и причастие помогали больным радоваться и надеяться на лучшее.

В больнице «Благовещение» я стал свидетелем сцены любви и терпения сестрички и строптивости одного больного, который перенес операцию на желудке. Когда после операции прошло несколько дней и ему уже было пора понемногу принимать пищу, он ничего не хотел есть, а также не желал видеть свою несчастную жену. Он все время курил и кричал: «Мне надоело жить!»

Одна сестричка, как будто ничего не происходило, принесла ему йогурт:

– Я не хочу.

– Вы должны это съесть.

– А ну, дай-ка его сюда.

Он схватил чашку с йогуртом и выплеснул его прямо в лицо медсестры. Вся ее одежда оказалась залита. Через час он снова видит ее с йогуртом.

– Вы должны это съесть.

На этот раз омовение сестрички йогуртом сопровождалось руганью и проклятьями. Жена больного, забившись в угол, прошептала:

– Оставь его, дочка!

Спустя немного времени опять появилась чашка йогурта на тарелке в руках той же медсестры.

– Ты меня совсем замучила! Ладно, давай его сюда.

Святое терпение смягчило каменное сердце. В сердце больного заговорил Бог. Спустя немного дней он исповедовался, причастился, снова почувствовал вкус к жизни и обнял жену. Домой он уходил с таким признанием: «Терпение этих сестричек спасает и жизни, и души».