Рубрики
СКЕЛЕТ В ШКАФУ

В небольшом английском доме, вполне респектабельном с виду, в шкафу живет… скелет. За плотно закрытой дверью. Он изредка выглядывает оттуда, но видят его лишь хозяева, которые тут же крепко прикрывают дверцу шкафа — от греха подальше.

 

Нет, это не начало детективной истории, а всего лишь свободное изложениие известной английской идиомы о том, что каждая семья имеет свои тайны, о которых не принято говорить (Every family has its skeleton in the cupboard). Судя по пословице, тайны эти — не из самых приятных, и их действительно стоит скрывать от посторонних глаз. Англичане также говорят: нельзя стирать грязное белье на людях (to wash a dirty linen in public). Согласитесь, что при всей разнице наших менталитетов, истории и языков мы легко можем отыскать и в нашей культуре императивы, запрещающие «выносить сор из избы».

 Откуда пришли к нам подобные правила и почему их соблюдение прочно зафиксировано в предписаниях общества?

 

Семейные тайны

 

Рождение семьи предусматривает создание уникального пространства, которое выражается и материально-географически (отдельный дом, супружеская спальня), и духовно-нравственно. Таинство соединения двух разных людей, в своей сути, рождает новую сильнейшую связь между ними, разрушать которою — преступление. Муж и жена создают свою историю, историю новую, уникальную и… сложную. Наивно было бы полагать, что все страницы в ней будут исписаны только счастливыми памятными датами и украшены глянцевыми фотографиями безоблачного отдыха и веселья. 

Вполне естественно, когда молодые охотно делятся с родными и друзьями радостью незабываемого дня свадьбы, рождением и крещением первенца, новосельем или продвижением по работе. 

Но вот набежали на семейный небосклон первые тучи раздора, раздался гром ссоры или закапал затяжной дождь непонимания и обид. Выясняется, что оба супруга обладают весьма существенными недостатками и не очень приятными привычками. Становится понятным, что за единодушие придется упорно бороться. Хотя наши предки говорили: «Милые бранятся — только тешатся», но все случается на жизненном пути. Правда, после ссоры примирение бывает особенно сладким, но, пожалуй, при одном условии: если муж и жена научатся держать «скелетики» своих размолвок и непониманий за плотно закрытой дверью семейного шкафа. Ссора, разделенная на двоих, быстро и легко излечима: достаточно не затягивать с прощением и придерживаться рациональной, спокойной, дружелюбной тактики решения вопроса. И, даже если были произнесены обидные и горькие слова, они все же не вышли за пределы семейного очага. Они остались лежать серой пылью по углам, их можно смести за ненадобностью и незаметно выбросить. Оказывается, легче забыть те неприятные моменты, которые человек пережил тет-а-тет со своим собеседником. Примеры из жизни современного офиса подтверждает это: мудрый начальник отчитывает подчиненных за закрытой дверью своего кабинета. Если же достоинство человека было унижено хотя бы при одном свидетеле — не говоря уже о всем штате сотрудников — впору увольняться.  

Мне прочно врезался в память рассказ о суровом и непростом характере моего прадеда, поведанный дальними родственниками. Как-то к слову вспомнили уже после его смерти. Первая моя мысль была о том, что мудрая и сильная прабабушка сумела — несмотря ни на что — сохранить семью, отца четверым своим детям, мир в доме, авторитет хозяина, основу семьи. Наверняка, ей далось это непросто. Однако, как мне кажется, именно таким образом — хранением семейных тайн, терпением и выдержкой, столетиями устраняется из поколения в поколение гораздо бОльшее зло — зло распада семейного очага и нарушения устоев, на который держится мир. 

 

Третий лишний

 

В семейной ссоре в идеале только два действующих лица. Когда же свидетелями темных «пятен» становятся чужие глаза и чужие уши, ссора может приобрести характер ядерного взрыва — порой с многолетними последствиями, похожими на радиоактивную пыль: десятки лет пройдет, а смертельное излучение все еще убивает. Любой посторонний, втянутый в ткань семейного конфликта, похож на ножницы, которые разрезают только что зашитую дыру. 

Вот выплакалась молодая жена подруге. Излила без утайки и очень эмоционально все, что накопилось на сердце. Подруга, как правило, на ее стороне. Равновесие нарушено: муж заведомо проиграл, и его заведомо осудили. Потому что двое против одного. К тому же он и не присутствовал физически, чтобы что-то сказать в свое оправдание. Поплыли рекою аргументы: «говорила я, он тебя не стоит», «и как ты его вообще терпишь?!», «да ты ему покажи, кто в доме главный!», «все мужики такие, нечего терпеть, действовать надо, подружка!». Достаточно одной «идеи», прочно засевшей в голове обиженного, и примирение становится потенциально невозможным. Потому, что уже не хочется рассматривать пути к восстановлению покоя в доме. Потому, что в голове продолжается диалог — не в пользу супруга. А еще потому, что если меня поддержали, значит — я права! И должна это доказать. И доказывают. Годами. До развода. 

Бывает ситуации похуже. Когда в семейную жизнь вмешиваются родители. Жалко всегда кого? — своего ребенка. Даже уже выросшего и самостоятельного. Ссора, разделенная по секрету, — по телефону или в реальном общении с мамой или папой — это не только гарантированный длительный конфликт между мужем или женой, но и разрушение возможности установить гармоничные отношения между молодой семьей и старшим поколением в целом. «Зла не помнить» способны немногие, а уж «зло», причиненное собственному ребенку, надолго — так уж устроено родительское сердце — остается в памяти. Более того, додумывается то, чего и не было, обида нарастает, как снежный ком, начинаются придирки, пристальные наблюдения, и молчаливое (далеко не всегда) осуждение спутника его (ее) жизни. Нет-нет, и прорвется горьким вздохом, резким словом, намеком, который острее ножа разбередит душу, искромсает хрупкое единство двоих. Сотни, тысячи расставаний берут свое начало в родительском — добром по намерению — вмешательстве, желании «помочь, поддержать, посоветовать». Вербально незначительный полунамек: «я же тебе говорила…», «да что уж теперь…», позже взрывом раздастся в супружеской спальне. 

 

По секрету всему свету

 

Время стремительных технологий приносит в семейную жизнь разрушающий компонент, эдакую «глобализацию» конфликтов семьи. С экранов телевизоров нас приглашают поучаствовать в многочисленных ток-шоу и сверх-современных опросах, которые нацелены на разоблачение нашей интимной тайны. Двери шкафа грубо взламываются и скелет — к общему изумлению и восторгу многочисленных зрителей — вываливается на сцену. Именно он теперь — главное действующее лицо. С момента его выступления жизнь семьи дает трещину, уходит на второй план, блекнет и разрушается. Зато грязные новости о чьей-то подноготной (а под ногтями всегда можно найти грязь) гуляют по просторам Интернета и разносятся с голубого экрана.  

Известные актеры, политические деятели, представители бомонда наперебой кичатся семейными секретами с целью любого пиара, любой раскрутки. Лишь бы резонанс был повнушительней. Этому охотно следуют простые смертные. С чьей-то нелегкой руки стало традицией перемывать кости самым близким людям в прямом эфире: якобы это обсуждение с участием многочисленных специалистов (психологов, консультантов по вопросам семьи, основателей фондов и ассоциаций) помогает быстро решить конфликтную ситуацию. 

В целом грустно, что это массовое явление выноса ссора из избы срывает покров семейных тайн, место которым — за прочными стенами дома. И, пока они там спрятаны от жадных глаз и ушей, есть шанс, что эти стены не упадут, останутся крепостью и охраной живущим в них людям. Поэтому так важно помнить, что «подводные камни, подноготная, скелеты и грязное белье» ни в коем случае не должны становится достоянием посторонних.       

 

Мария Крыжановская