Рубрики
Держитесь за этот взгляд

Причины депрессии у каждого свои. Но если обобщить — это всегда какая-то потеря. Потеря близкого человека, любви, работы, здоровья, свободы, денег. Потеря без надежды на возврат.

"Пришла пора любить жизнь"

беседа с онкопсихологом Дмитрием  Лицовым

 

Главный страх — страх смерти. Рак, по сравнению с другими заболеваниями, более явно ставит нас перед смертью. Но это не все. Уязвимость, физическая и душевная боль, потеря статуса, привычного образа жизни, возможностей, отстраненность от близких и обострившееся одиночество, призрачность перспектив, неопределенность будущего — т.е. все, что составляло жизнь человека, катится в тартарары. Но и это не все.

В моей жизни стало больше радости

Елена Большанина, член правления Всеукраинской благотворительной организации «Даун Синдром», мама двоих детей: 

 
«Золотая роза» Константина Паустовского: мы ищем литературные таланты!

Киевский Дом Книги – это место куда словно к старому другу хочется прийти для задушевной беседы или же просто побыть в тишине. Давно уже это не просто книжный магазин, хотя выбор книг здесь, пожалуй, лучший не только в Киеве – здесь есть различная литература на украинском, русском, и иностранных языках. Но кроме того, Киевский Дом Книги дал старт многим творческим проектам, которые делают неоценимый вклад в культурное и творческое наследие страны. Сегодня мы хотели бы поговорить с  руководителем издательства Киевский Дом Книги, Вадимом Викторовичем Романенко о ежегодной  литературной премии имени Константина Паустовского «Золотая Роза», которая увидела свет в декабре прошлого года. 

О плоском экране замолвите слово…

Маленькие дети с рождения одарены удивительным любопытством, причудливым фантазерством, и многоцветным взглядом на мир. В них светится солнцем детская любовь и доверие ко всему живому на белом свете. Как сохранить и не обмануть это чувство в ребенке? Умеют ли дружить ультратонкий смартфон и компьютерная приставка? Чем чревата родительская безграмотность и необоснованная тревога? 

На эти и другие насущные вопросы журналу «Фамилия» отвечает доктор педагогических наук

Татьяна Владимировна Склярова.

 
Юрий Лифансе: «Путь на Небо идёт по земле»

Юрий Лифансе, 40 лет, отец 7-летней Марии, преподавать итальянского языка. В 1991 г. с одноклассниками познакомился с «Общиной святого Эгидия», и уже 25 лет помогает бедными. Сегодня несколько сотен членов общины во Львове, Ивано-Франковске и Киеве посещают дома престарелых, приносят еду бездомным. В Школе мира общины занимаются вместе ромские (цыганские) и не ромские дети. Рождество празднуют в семейной обстановке вместе с 1000 бедных.

Письмо сыну

- Хм, — многозначительно хмыкнула сестра в ответ на мои горячие рассуждения о том, что старшему сыну, которому «стукнуло» 21, уже пора становится самостоятельным.

- Тебе сорок, а с тобой до сих пор все носятся! — плохо скрываемое торжество в ее голосе было приправлено снисхождением и злой иронией.   

На мгновение, только на мгновение, стало нестерпимо больно. Потом боль улеглась, умостилась, и, как верный пес, заняла привычное место в груди,  почти у самого сердца. Уже привыкнув к этой боли, я спокойно ответила: «Именно поэтому я сделаю все, чтобы эти слова не пришлось выслушивать ни в тридцать, ни в сорок ни одному из моих детей». 

 
«Надень шапку, маме холодно!»

Анекдоты рождаются неслучайно. Это всегда ответ на «больные» темы, актуальные события, это доведенная до абсурда народная мудрость, сюжет на злобу дня. Смеемся же мы с самих себя. Польза анекдота в том, что он помогает сохранить дистанцию, немного отстраниться от ситуации, в которую порою слишком вовлечены, и увидеть себя со стороны. Вспомнились анекдоты, которые, на мой взгляд, объединены общей темой родительской любви, хотя правильнее сказать — нелюбви. И справедливо возникает вопрос: шутят ли на такие темы? И насколько это смешно, когда касается лично?

 
Одноклассники точка. Неживой журнал.

       Уходят... Где-то в груди еще резонируют звуки заупокойной. Три горсти в сырую глину вывороченной земельной внутренности. Парни с лопатами привычно и ловко утаптывают землю: чтобы не просела. Теперь цветы. Они живые - хорошо. Потом венки. Венки -  плохо. Они жалкие и лживые. Как накрашенная старуха. Теперь все. Все? Уже все? Подождите... подождите немного. Не может быть, чтобы вот так – и все. Надо попытаться понять... Послушайте, подождите, пожалуйста, я недолго, а потом поедем, помянем... Хорошо?

 

Петюня

Я его не любил. Нет, правда, ни капельки. Даже более того — почти ненавидел. Ну как можно нормально относиться к запойному грязному алкоголику, который почти никогда «не просыхает» и вдобавок является твоим соседом?! Постоянные пьяные «концерты», шатающиеся дружки на лестничной площадке, регулярные прогулки «до ветру» возле лифта…

Оживляющая тревога

Есть вещи, о которых нужно думать не только самому, наедине с собой. Но важно и нужно размышлять о них вслух еще с кем-то, кто способен и желает тебя понять. Хотя эти вещи далеко не всегда являются причиной обращения к другу, психологу или духовнику. А, напротив, часто стремятся быть вытесненными из сознания, подавляются и маскируются.

Болезнь как благословение

Она всегда приходит внезапно и не вовремя, приносит с собой страдание, лишает душевных сил. Может ли быть что-то хорошее в болезни? Почему святые отцы принимали болезни с радостью и даже молили Господа, чтобы Он послал им телесные недуги? Что значит — духовное отношение к боли и скорбям? Об этом наша беседа с архимандритом Иоасафом (Перетятько).

1 2