Рубрики
Мытарь

Шелестом пальм и криком уличных торговцев просыпался Йерихо. Солнце едва поднялось, но уже обещало жаркий и душный от влаги день. Влажность и жара прекрасно подходят для созревания фиников, но никак не для сердца пятидесятилетнего мужчины, которому давно не мешало бы скинуть хотя бы сиклей пятнадцать своего веса.

 
Намек и предчувствие

«С Новым годом, с новым счастьем!» — так по привычке, вряд ли вкладывая какой-то особый смысл в эти слова, приветствуют друг друга люди в момент, когда кончается один год и начинается другой. И все же, сколь ни поверхностна, сколь ни лишена подлинной глубины эта общечеловеческая традиция встречать Новый год, сколь ни велико наше разочарование в самой возможности нового счастья, мы испытываем в эти минуты какое-то воодушевление. Мы, пусть на мгновение, готовы поверить, что это таинственное будущее, вдруг раскрывающееся перед нами, пока бьют свои двенадцать ударов часы, принесет нам новое, а значит, неведомое, небывалое счастье.

 
Бабушкина липа

Не секрет, что сильным деревом приносящим добрый плод может быть дерево со здоровыми корнями. И наоборот, если корень не получает достаточно питания и ухода, дерево становится слабым и со временем может погибнуть. Мы не в силах выбирать семью в которой нам суждено родиться, так же как не в силах изменить наших предков. Но мы можем исследовать историю своего рода, чтобы увидев слабые стороны, не повторить ошибок, а сильные стороны и достижения передать далее по наследству. Наша рубрика «дневник памяти» о том, как можно глядя позади себя, делать свою жизнь более наполненной и плодородной, укреплять свои корни, обогащая, таким образом, себя и будущие поколения

Бабий яр. Безмолвный крик длинной в 75 лет

 

«По ночам во сне я слышал крик: то я ложился, и меня расстреливали в лицо, в грудь, в затылок, то стоял сбоку с тетрадкой в руках и ждал начала, а они не стреляли, у них был обеденный перерыв… Этот кошмар преследовал меня, это был и не сон, и не явь, я вскакивал, слыша в ушах крик тысяч гибнущих людей. Мы не смеем забывать этот крик. Это не история. Это сегодня. А что завтра? Будем ли мы понимать когда-нибудь, что самое дорогое на свете — жизнь человека и его свобода? Или еще предстоит варварство?».

Анатолий Кузнецов, автор документального романа «Бабий яр».

Век и вечность: путь, длиной в 100 лет

Мы познакомились 9 мая. На лавочке, в лучах весеннего солнца, сидел дедушка. У него были живые глаза, по-детски открытое лицо, и память, сохранившая все подробности детства и юности — голодомора и войны. Захотелось записать историю человека, за плечами которого целый век жизни — в 2017 году деду Михаилу исполнится 100 лет.

(Мы сохранили живую речь, непосредственность и искренность рассказчика)

Вера. Воспоминания о книгах.

Я помню старый чемодан,
Хранивший тайны, сны и книги,
И бабушки моей глаза
Оттенка спелой голубики.
Я помню, как в подушке
Выбивался пух,
И как хрустело одеяло.
Я помню: бабушка читала вслух,
Так мирно, так торжественно читала.
Я помню старый переплет,
Наощупь каждую обложку,
Я помню что-то милое про мишкин мед
И что-то ласково-упрямое про кошку.

Любовь между родителями и детьми

Эрих фромм — один из самых значимых мыслителей нашего времени. Его работы соединяют в себе психологию и философию, являясь при этом не абстрактными конструкциями, а переживаниями, близкими каждому живущему на планете земля. предлагаем нашим читателям познакомиться с главой одной из самых известных его книг – «искусство любить».

Ведите себя достойно!

Обилие статей о том, как нужно вести себя девушке, чтобы «заарканить» жениха, или о том, какой нужно быть женщине, чтобы его потом удержать, с избытком заполнили информационное пространство. Также обстоит дело и с советами для мужчин. Остается надеяться, что мужчины подобную информацию не воспринимают всерьез. Мы предлагаем нашему читателю несколько правил хорошего тона, которые, несмотря на изменчивые эпохи, времена и нравы, делают человека по-настоящему красивее, достойнее. Для девушек и женщин, юношей и мужчин – глава из книги «Хороший тон: Сборник правил и советов на все случаи жизни, общественной и семейной», опубликованной в конце XIX века. 

Мой вечный призыв – живите «выше», «шире», «глубже»…

Многие, кто читал дневники или труды протоиерея Александра Шмемана, говорят, что это словно свежим воздухом дышать. В его дневниках практически не встретишь поучений, наставлений, морали, но в них созерцание, жизнь. Та самая жизнь, которая в дуновении ветра, в луче солнца на стене, в качающихся ветках за окном... Предлагаем нашему читателю три записи из первой тетради его дневников.

Зеркальные нейроны и ответные реакции

«Они не в состоянии сочувствовать, поскольку не испытывают похожих эмоций при виде радости или переживаний. Все это им незнакомо, может пугать, и поэтому больные аутизмом пытаются скрыться, избегают общения», – говорит Ризолатти в одном из своих интервью.

Дневник памяти

В детстве меня не крестили. Наверное, опасались гнева гипсовой головы дедушки Ленина.

Когда мне было четыре года, бабушка повела меня в недействующий храм, превращенный в музей. Там было красиво, много позолоты и икон. Маленькие резные ворота в стенке с иконами были распахнуты настежь. Мне подумалось, что мы очень удачно пришли – наверное, не каждый день их открывают. Может, только в самый главный праздник, на Первомай, например? Но на улице была зима и холодно, а Новый год – только через «сколько пальцев на руках».

Учитесь читать

Дмитрий Сергеевич Лихачев – ученый-литературовед, историк культуры и общественный деятель, академик, Герой Социалистического Труда. В 1928–1932 годах был репрессирован, отбывал срок в Соловецком лагере особого назначения. Внес неоценимый вклад в историю литературы фундаментальными исследованиями «Слова о полку Игореве», литературы и культуры Древней Руси. Отмечен многочисленными государственными премиями в области науки, культуры, искусства.

1 2