Рубрики
Свадьба в Турнгалле

          Раннее осеннее утро. Еще темно и моросит дождь. Мы двигаемся строем на фабрику «Haenel». Идти надо километра два. Стук наших деревянных башмаков слышен далеко, над нами раздаётся постоянный окрик полицейских «los! los!». Идем по три человека. Наша тройка постоянная: Ольга Жук, Ксения Ханчич и я. Меня они называют буксиром, а себя — баржами. Я худенькая и меньше их ростом, без деревянных башмаков мне идти легче. Я иду посредине и тяну их за собой. 

Таинство Любви

Любовь - удивительное чувство, но оно не только чувство, оно - состояние всего существа. Любовь начинается в тот момент, когда я вижу перед собой человека и прозреваю его глубины, когда вдруг я вижу его сущность. Конечно, когда я говорю: “Я вижу”, я не хочу сказать “постигаю умом” или “вижу глазами”, но - “постигаю всем своим существом”. Если можно дать сравнение, то так же я постигаю красоту, например, красоту музыки, красоту природы, красоту произведения искусства, когда стою перед ним в изумлении, в безмолвии, только воспринимая то, что передо мной находится, не будучи в состоянии выразить это никаким словом, кроме как восклицанием: “Боже мой! До чего это прекрасно!..” 

Сотник

Кентурио первой когорты десятого легиона Гай Кассий Лонгин никогда не видел снов. И это было хорошо. Тридцать лет на службе сенату и народу Рима требуют отсутствия колебаний и сновидений. Их у центуриона никогда и не было. Но в последнее время, каждую ночь, в час, когда солнце еще не думает показываться из-за края горизонта, он просыпался, где бы ни приходилось ночевать. И долго не мог уснуть. И тогда все, что во сне приходит обрывками и кошмарами, к нему приходило вновь ожившей реальностью. 

 
Мытарь

Шелестом пальм и криком уличных торговцев просыпался Йерихо. Солнце едва поднялось, но уже обещало жаркий и душный от влаги день. Влажность и жара прекрасно подходят для созревания фиников, но никак не для сердца пятидесятилетнего мужчины, которому давно не мешало бы скинуть хотя бы сиклей пятнадцать своего веса.

 
Намек и предчувствие

«С Новым годом, с новым счастьем!» — так по привычке, вряд ли вкладывая какой-то особый смысл в эти слова, приветствуют друг друга люди в момент, когда кончается один год и начинается другой. И все же, сколь ни поверхностна, сколь ни лишена подлинной глубины эта общечеловеческая традиция встречать Новый год, сколь ни велико наше разочарование в самой возможности нового счастья, мы испытываем в эти минуты какое-то воодушевление. Мы, пусть на мгновение, готовы поверить, что это таинственное будущее, вдруг раскрывающееся перед нами, пока бьют свои двенадцать ударов часы, принесет нам новое, а значит, неведомое, небывалое счастье.

 
Бабушкина липа

Не секрет, что сильным деревом приносящим добрый плод может быть дерево со здоровыми корнями. И наоборот, если корень не получает достаточно питания и ухода, дерево становится слабым и со временем может погибнуть. Мы не в силах выбирать семью в которой нам суждено родиться, так же как не в силах изменить наших предков. Но мы можем исследовать историю своего рода, чтобы увидев слабые стороны, не повторить ошибок, а сильные стороны и достижения передать далее по наследству. Наша рубрика «дневник памяти» о том, как можно глядя позади себя, делать свою жизнь более наполненной и плодородной, укреплять свои корни, обогащая, таким образом, себя и будущие поколения

Бабий яр. Безмолвный крик длиной в 75 лет

 

«По ночам во сне я слышал крик: то я ложился, и меня расстреливали в лицо, в грудь, в затылок, то стоял сбоку с тетрадкой в руках и ждал начала, а они не стреляли, у них был обеденный перерыв… Этот кошмар преследовал меня, это был и не сон, и не явь, я вскакивал, слыша в ушах крик тысяч гибнущих людей. Мы не смеем забывать этот крик. Это не история. Это сегодня. А что завтра? Будем ли мы понимать когда-нибудь, что самое дорогое на свете — жизнь человека и его свобода? Или еще предстоит варварство?».

Анатолий Кузнецов, автор документального романа «Бабий яр».

Век и вечность: путь, длиной в 100 лет

Мы познакомились 9 мая. На лавочке, в лучах весеннего солнца, сидел дедушка. У него были живые глаза, по-детски открытое лицо, и память, сохранившая все подробности детства и юности — голодомора и войны. Захотелось записать историю человека, за плечами которого целый век жизни — в 2017 году деду Михаилу исполнится 100 лет.

(Мы сохранили живую речь, непосредственность и искренность рассказчика)

Вера. Воспоминания о книгах.

Я помню старый чемодан,
Хранивший тайны, сны и книги,
И бабушки моей глаза
Оттенка спелой голубики.
Я помню, как в подушке
Выбивался пух,
И как хрустело одеяло.
Я помню: бабушка читала вслух,
Так мирно, так торжественно читала.
Я помню старый переплет,
Наощупь каждую обложку,
Я помню что-то милое про мишкин мед
И что-то ласково-упрямое про кошку.

Любовь между родителями и детьми

Эрих фромм — один из самых значимых мыслителей нашего времени. Его работы соединяют в себе психологию и философию, являясь при этом не абстрактными конструкциями, а переживаниями, близкими каждому живущему на планете земля. предлагаем нашим читателям познакомиться с главой одной из самых известных его книг – «искусство любить».

Ведите себя достойно!

Обилие статей о том, как нужно вести себя девушке, чтобы «заарканить» жениха, или о том, какой нужно быть женщине, чтобы его потом удержать, с избытком заполнили информационное пространство. Также обстоит дело и с советами для мужчин. Остается надеяться, что мужчины подобную информацию не воспринимают всерьез. Мы предлагаем нашему читателю несколько правил хорошего тона, которые, несмотря на изменчивые эпохи, времена и нравы, делают человека по-настоящему красивее, достойнее. Для девушек и женщин, юношей и мужчин – глава из книги «Хороший тон: Сборник правил и советов на все случаи жизни, общественной и семейной», опубликованной в конце XIX века. 

Мой вечный призыв – живите «выше», «шире», «глубже»…

Многие, кто читал дневники или труды протоиерея Александра Шмемана, говорят, что это словно свежим воздухом дышать. В его дневниках практически не встретишь поучений, наставлений, морали, но в них созерцание, жизнь. Та самая жизнь, которая в дуновении ветра, в луче солнца на стене, в качающихся ветках за окном... Предлагаем нашему читателю три записи из первой тетради его дневников.

1 2 3