Рубрики
Жизнь в Розовом Доме

Соня сказала, что когда она вырастет, станет художницей, напишет картину, продаст ее за миллион и купит себе розовый дом. 

— А как же мы? — спросила Юлия.
— И вас заберу, — сказала Соня.
А я вдруг представил себе нашу жизнь в розовом доме. 

 
МОЙ ДЕДУШКА

Не секрет, что сильным деревом, приносящим добрый плод, может быть дерево со здоровыми корнями. И, наоборот, если корень не получает достаточно питания и ухода, дерево становится слабым и со временем может погибнуть. Мы не в силах выбирать семью, в которой нам суждено родиться, так же, как не в силах изменить наших предков. Но мы можем исследовать историю своего рода, чтобы, увидев слабые стороны, не повторить ошибок, а сильные стороны и достижения передать далее по наследству. Наша рубрика «Дневник памяти» о том, как можно, глядя назад, делать свою жизнь более наполненной и плодородной, укреплять свои корни, обогащая, таким образом, себя и будущие поколения 

Мой друг

У меня есть друг. Сначала он моим другом не был, а потом умер и стал. Так бывает. И я решил о нем рассказать. Очень долго у меня ничего не получалось. В голове проносились какие-то звенящие бронзой фразы, которые обычно звенят в некрологах. Я даже не мог почему-то назвать его имя. Долго и извилисто к этому подбирался и не получалось. Потом стало ясно, почему. Писать-то мне было нечего. Я не знал его настолько, чтобы о нем рассказывать. Не жил вместе с ним, не работал, не выпивал в поезде по пути в Тамбов или Жмеринку. Даже не говорили ни разу. Но не написать я уже не мог. И тогда в голову пришла одна простая вещь: если я хочу рассказать о нем, то писать нужно о себе. Так родилась первая фраза — у меня есть друг. И ничего он не умер. Он просто ушел жить. Смерти вообще-то нет. Он сам так и говорил. А зовут его Александр Столяров.

Привязанность

Читая книгу “Любовь” Клайва Льюиса возникает навязчивое желание выбежать на улицу и показывать написанное в ней каждому прохожему. Хочется объяснять другим, но прежде себе, что ты не одинок в своих трудностях, это пережито простым человеком и извлечен колоссальный опыт. Мы попытались разделить главы на условные темы и с большой радостью делимся своей находкой с читателем. Цель одна: чтобы, прочтя эти перепечатанные абзацы, захотелось читать оригинал. Несмотря на то, что жил и умер этот человек в прошлом веке, написанное им актуально доныне, а психологам и педагогам стоило бы сделать его книги настольными. В этом номере мы продолжаем тему привязанности. 

Чудо рождения

Родить ребенка — так просто — это делали тысячи поколений женщин, начиная от сотворения человечества. И так сложно — создана целая наука — перинатальная психология, изучающая процессы, которые происходят с женщиной и ребенком во время беременности, родов, и сразу после рождения. Использование этих знаний позволяет сделать роды осознанными, когда женщина понимает, что с ней происходит, и для чего это нужно. 

Герои нашего материала делятся своим опытом, а перинатальный психолог поможет глубже взглянуть на чудо рождения новой жизни. 

Свадьба в Турнгалле

          Раннее осеннее утро. Еще темно и моросит дождь. Мы двигаемся строем на фабрику «Haenel». Идти надо километра два. Стук наших деревянных башмаков слышен далеко, над нами раздаётся постоянный окрик полицейских «los! los!». Идем по три человека. Наша тройка постоянная: Ольга Жук, Ксения Ханчич и я. Меня они называют буксиром, а себя — баржами. Я худенькая и меньше их ростом, без деревянных башмаков мне идти легче. Я иду посредине и тяну их за собой. 

Таинство Любви

Любовь - удивительное чувство, но оно не только чувство, оно - состояние всего существа. Любовь начинается в тот момент, когда я вижу перед собой человека и прозреваю его глубины, когда вдруг я вижу его сущность. Конечно, когда я говорю: “Я вижу”, я не хочу сказать “постигаю умом” или “вижу глазами”, но - “постигаю всем своим существом”. Если можно дать сравнение, то так же я постигаю красоту, например, красоту музыки, красоту природы, красоту произведения искусства, когда стою перед ним в изумлении, в безмолвии, только воспринимая то, что передо мной находится, не будучи в состоянии выразить это никаким словом, кроме как восклицанием: “Боже мой! До чего это прекрасно!..” 

Сотник

Кентурио первой когорты десятого легиона Гай Кассий Лонгин никогда не видел снов. И это было хорошо. Тридцать лет на службе сенату и народу Рима требуют отсутствия колебаний и сновидений. Их у центуриона никогда и не было. Но в последнее время, каждую ночь, в час, когда солнце еще не думает показываться из-за края горизонта, он просыпался, где бы ни приходилось ночевать. И долго не мог уснуть. И тогда все, что во сне приходит обрывками и кошмарами, к нему приходило вновь ожившей реальностью. 

 
Мытарь

Шелестом пальм и криком уличных торговцев просыпался Йерихо. Солнце едва поднялось, но уже обещало жаркий и душный от влаги день. Влажность и жара прекрасно подходят для созревания фиников, но никак не для сердца пятидесятилетнего мужчины, которому давно не мешало бы скинуть хотя бы сиклей пятнадцать своего веса.

 
Намек и предчувствие

«С Новым годом, с новым счастьем!» — так по привычке, вряд ли вкладывая какой-то особый смысл в эти слова, приветствуют друг друга люди в момент, когда кончается один год и начинается другой. И все же, сколь ни поверхностна, сколь ни лишена подлинной глубины эта общечеловеческая традиция встречать Новый год, сколь ни велико наше разочарование в самой возможности нового счастья, мы испытываем в эти минуты какое-то воодушевление. Мы, пусть на мгновение, готовы поверить, что это таинственное будущее, вдруг раскрывающееся перед нами, пока бьют свои двенадцать ударов часы, принесет нам новое, а значит, неведомое, небывалое счастье.

 
Бабушкина липа

Не секрет, что сильным деревом приносящим добрый плод может быть дерево со здоровыми корнями. И наоборот, если корень не получает достаточно питания и ухода, дерево становится слабым и со временем может погибнуть. Мы не в силах выбирать семью в которой нам суждено родиться, так же как не в силах изменить наших предков. Но мы можем исследовать историю своего рода, чтобы увидев слабые стороны, не повторить ошибок, а сильные стороны и достижения передать далее по наследству. Наша рубрика «дневник памяти» о том, как можно глядя позади себя, делать свою жизнь более наполненной и плодородной, укреплять свои корни, обогащая, таким образом, себя и будущие поколения

Бабий яр. Безмолвный крик длиной в 75 лет

 

«По ночам во сне я слышал крик: то я ложился, и меня расстреливали в лицо, в грудь, в затылок, то стоял сбоку с тетрадкой в руках и ждал начала, а они не стреляли, у них был обеденный перерыв… Этот кошмар преследовал меня, это был и не сон, и не явь, я вскакивал, слыша в ушах крик тысяч гибнущих людей. Мы не смеем забывать этот крик. Это не история. Это сегодня. А что завтра? Будем ли мы понимать когда-нибудь, что самое дорогое на свете — жизнь человека и его свобода? Или еще предстоит варварство?».

Анатолий Кузнецов, автор документального романа «Бабий яр».

1 2 3