Рубрики
«Чистейшей прелести чистейший образец…»

«Кукла!» – безжалостный приговор Марины Цветаевой и Анны Ахматовой звучит в адрес женщины, на чью долю выпали испытания и «самой тонкой лестью», и самыми «грубыми оскорблениями». Даже спустя сто лет после трагической дуэли именитые поэтессы не переставали винить Наталью Николаевну Гончарову в смерти Пушкина. Дело здесь, возможно, в ревности. Любовь к поэту вызывает болезненную требовательность по отношению к его избраннице.

«Ты мой человек будущего…»

«Не могу спокойно читать Чехова, кажется, не выдержу, умру, сожгу себя – и из пепла встанет новый я, в котором все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли!» – писал литературный критик, восторгаясь талантом Чехова «пробуждать лирой добрые чувства». И действительно, в каждом произведении писателя красота жизни так завораживает читателя, что соседствующие с ней на одних страницах похождения человеческой пошлости вызывают одно желание – меняться и соответствовать первой. 

Письма отца к сыну

Граф Филип Честерфилд (1694–1773), английский государственный деятель, дипломат и писатель. Свое образование получил в Кембриджском университете, после чего удостоился места лорда опочивальни принца Уэльского, будущего короля Георга II. Занимаемая должность благотворно отразилась на карьерном росте юного графа, и некоторое время спустя Честерфилд овладевает креслом английского посла в Гааге. Оказавшись талантливым политиком, ему удалось заключить долгожданный для Великобритании Венский договор 1731 г. Дипломатическая служба вознаградила графа орденом Подвязки и придворным титулом лорда-стюарда.

«Я пишу его в пространство…»

Они познакомились в киевском кафе со странным названием «Х.Л.А.М.» 1 мая 1919 года. Не поставив точки на влюбленности, Осип Мандельштам и Надежда Хазина прошли вместе долгий и нелегкий путь. Их брак будет истерзан и перепахан болью, разлуками, арестами, ссылками и постоянным чувством страха.

И светлая глубина любви, и чистая нетронутость дружбы

Читая чужую переписку, всегда испытываешь неловкость, словно подглядываешь в замочную скважину. Ведь письмо – это тайна, предназначенная одному-единственному человеку. И этот человек – не ты. Но переписка великих людей нередко становится частью их наследия, и мы, потомки, оправдывая свое любопытство жаждой познания, имеем сегодня возможность встать легкой тенью за спиной читающего...