Рубрики
Испытания на пути к любви (продолжение о свиданиях с любимым городом)

Могла ли я подумать, что продолжение своих признаний в любви к Вильнюсу я начну с вопроса «Люблю ли я все еще этот город?». Пишу эти строки и с трудом верю. Не буду тянуть и отвечу сразу – «Да!». Но очевидно, что сам вопрос родился неслучайно и не без причины. В этот раз меня ждали в Литве не только открытия, по-прежнему удивительные встречи и эйфория от влюбленности, но и испытания - сложные, временами и местами даже опасные. Впрочем, испытания на пути к настоящей любви неизбежны (даже если речь идет о любви к городу), вопрос лишь в том, будут ли они пройдены.

БРЫЙ

Брый был человеком пустым и пропал зря.

Началось все с того, что много лет назад Брый – тогда еще Молодой Брый - ни с того ни с сего подался в моряки. В моряки! И откуда в его непутевой голове могла такая мысль взяться? – в нашей деревушке отродясь моряков не бывало. Может, потому что мы благоразумны от рождения, а может, потому что моря все, и озера, и даже реки судоходные лежат так далеко, что никто из наших их никогда не видал. А вот Брыйни с того, ни с сего захотел стать моряком. Захотел - и ушел из деревни, оставил отчий дом, отца и мать. Ушел, как сгинул, - и вернулся только через пятьдесят лет, когда уже и отец, и мать его давно лежали в своих могилах, опущенные туда чужими людьми, ведь Брыя на ту пору рядом не было. Никто и не знал, жив ли он.

 
КОРОНА НА ДВОИХ

         Они приходились друг другу кузиной и кузеном. О возможном браке между ними заговорили, когда они еще не достигли совершеннолетия. Браки по расчету в знатных семьях — обычное дело: ради укрепления влияния и финансового положения. Она — наследница английского престола, будущая королева Виктория. Он — бедный немецкий принц Альберт Саксен-Кобург-Готский. С тринадцати лет она знала, что займет престол одной из самых влиятельных и богатых стран в мире — и сделала своей кукле игрушечную золотую корону, словно примеряя ее на себя. Он же и предвидеть не мог, что в будущем разделит ответственность правления с королевой Англии и станет ее любимым мужем.

Родные мои ученики…

Густав Водичка — писатель, историк, общественный деятель и великолепный учитель.

Густав создает яркие произведения в малой литературной форме. Стиль Водички захватывает с первой фразы. Его хочется цитировать. Он пишет правду: о себе, о судьбах, о жизни.

Густав меняет людей и мир словом. Много лет он проводит курсы писательского мастерства, благодаря которым рождаются известные блогеры, публицисты, писатели. Сегодня Густав обращается к своим ученикам и ко всем, для кого слово имеет значение, для кого слово наполнено смыслом.

 
На свидание с любимым… городом. Часть первая

«У тебя здесь кусочек нашей Родины», — радуются мои друзья и коллеги из Литвы, приезжая ко мне на работу. В комнате для гостей репродукция литовского музыканта и художника Чюрлениса «Ангелы», в общей комнате акварельки литовских городов и огромная рамка в форме сердца с видами Вильнюса. Фотографии любительские, не выдерживают никакой критики. Но я точно помню, где и в какой момент они сделаны: мгновения счастья мозаикой по стене. Мои литовские гости просят экскурсии по Киеву, каждый раз оставаясь в восторге от нашего города. Я в Вильнюсе бываю часто, подолгу, и экскурсии давно устраиваю себе сама. Мои отношения с городом особенные: Вильнюс для меня не просто улицы, дома, соборы. Это каждый раз живые, очень наполненные дни, путешествия во времени и незабываемые встречи.

Пастушья сумка и другие приключения

Я вам сейчас расскажу, как все было на самом деле. И если Мишка будет возражать, вы ему не верьте. Это я первый с Валькой познакомился, а не он. Там вообще недоразумение вышло. Мы и с Мишкой-то подружились благодаря недоразумению. Я ходил тогда на плавание. Ну, я и сейчас хожу. Но тогда я тоже ходил...

Чудо происходит каждый день

Об Александре Петровиче Ломыкине сложно сказать в двух словах. Врач акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук, заведующий отделением патологии беременности роддома № 6 г. Киева, чтец Свято-Троицкого Ионинского монастыря. Но масштаб его личности не измерить рангами и должностями. За день до нашего с ним интервью удалось побеседовать с другом Александра Петровича, священником, и обсудить, как говорится, нашего героя «за глаза». Более точную характеристику вряд ли можно услышать: «Александр Петрович — это ледокол, который постоянно ломает лед. Уверенно прожигает его силой своей веры, искренней молитвой. Этот человек влечет за собой целые караваны, там, где пройти вообще не реально, невозможно. Человек-решимость, я бы сказал. Очень редкий тип людей». 

 
ОКНО

Жил-был Вор. Обычный, как и многие другие. И, конечно же, он находил оправдание своему ремеслу в том, что судьба к нему несправедлива, что вокруг него только злые люди, что он борется за жизнь так, как умеет.

 
Александр Столяров: «Суть профессии режиссёра — вызывать у зрителя доброе чувство, свет в душе»

Я режиссёром был всю жизнь. Первый театр, который я создал, был кукольным, затем школьный, а потом пошло-поехало. Всего за эту жизнь я родил пять театров. Рожал, рожал, рожал... Иногда я расставался с ними, иногда они бежали от меня…

Ксения и Жанна. Две истории любви

Когда скончался Андрей Петров, его жена раздала все имущество, надела мужское платье и сказала: "Андрей жив, а Ксения умерла", и пошла скитаться по улицам холодного Петербурга. Ее друзья и родные, которые увидели ее в день похорон в мужском камзоле и штанах, в ужасе думали, что молодая женщина сошла с ума от горя и любви к покойному мужу.

Художник Кость Лавро: «Чем больше работаешь, тем больше тебе открывается…»

Наш разговор с самым знаменитым украинским детским художником состоялся июньским вечером в окружении муз и книг. Мы терпеливо ждали, когда закончатся занятия в Академии Костя Лавро, которые вот уже год проходят в Киевском Доме Книги. Выбор места вполне закономерен — в Академии Константин Тихонович не только преподает курс «Иллюстрация: от простого к сложному», но вместе со своими учениками иллюстрирует настоящие книги! За столом, по которому в особом творческом вдохновении разлетелись карандаши, папки, краски, наброски и яркие акварели, увлечённо занимаются академисты. Самому младшему скоро исполнится семь лет, старшей — за шестьдесят…

Поросячья этика

Ночью я проснулся от острого чувства щемящей тоски и боли о Пятачке. Мне было не просто его жалко — я горевал вместе с ним и о нем. Слезы лились потоком, рыдания не прекращались до утра. В своей недолгой жизни мне еще никогда и никого не было так жаль.

 

1 2 3 4