Рубрики
Репетиция ада. Зависть.

«Так завистью пылала кровь моя, 

Что если было хорошо другому, 

Так видел бы как зеленею я.

И вот семян своих я жну солому».

Данте Алигьери. «Божественная комедия»

 

 

Хроническая болезнь человечества со времен его сотворения. Библейская история Ветхого и Нового Заветов, от искушения Адама и Евы до предательства Иуды, рассказывает нам о том, какими путями зависть приходит в мир как зло. О зависти написано очень много. Драматургия со времен Еврипида и до наших дней обращается к ней как к источнику многих человеческих бед. Вся древнегреческая мифология пронизана завистью, где она выступает движущей силой многих легендарных сюжетов.

Социологи, психологи, физиологи, медики и даже генетики проводят серьезные научные исследования о зависти. Такой большой и вневременной интерес к этой неисчерпаемой теме доказывает, что она составляет какую-то очень важную часть человеческой природы и серьезно влияет на отношения человека с миром, Создателем и самим собой.

 

Зависть — двигатель прогресса?

 

Социальные науки достаточно дипломатично, и, как сейчас принято говорить, «толерантно», относятся к этому чувству и его последствиям. В определенном смысле мировой научно-технический прогресс, бизнес, спорт и все рекорды Гиннеса замешаны на зависти — на ней держатся и благодаря ней осуществляются. Отсюда сложный вопрос: «Зависть — это хорошо или плохо?».

В интервью российской писательницы Евгении Пищиковой, авторе физиологических очерков о быте современного городского мещанства, рассказано об интересном проекте, цель которого — развитие самосознания русской деревни. Один из грандов под этот проект был выдан автору нестандартной идеи, суть которой заключалась в следующем. Чтобы простимулировать жителей деревни к более сознательному отношению к своей среде обитания, он попросил выделить средства на обшивку фасадов домов только одной стороны центральной улицы населенного пункта. Руководители проекта были удивлены и с недоверием отнеслись к этой идее, пока автор не объяснил, на что он рассчитывает. А расчет был прост — менталитет обывателя: если у соседа что-то лучше, чем у меня — как мне это перенести? Варианта два: либо сделать так же, как у соседа, а то и лучше, либо поджечь соседа, чтобы его благополучие не кололо глаза. 

Деньги под этот гранд давали просто из интереса, было много противоречивых мнений. Через два месяца после завершения ремонтных работ, на противоположной стороне началось движение. Соседи начали обшивать фасады своих домов по примеру тех, что были напротив. Уже через год все дома были обшиты сайдингом. Администрация деревни сделала эту улицу образцово-показательной, сюда перенесли местный краеведческий музей, и власти даже подумывали о возможности привлечения туристов в свои края. Вот таким парадоксальным образом зависть «послужила» цели проекта. Насколько повысилось самосознание жителей — сложный вопрос. Тем не менее, конкретная цель была достигнута.

В противовес светскому представлению о зависти Святое Писание однозначно в своей оценке одного из семи главных («коренных») грехов. Православие относится к этой страсти чрезвычайно строго. И на то есть серьезная причина — вместе с завистью в мир вошел грех и смерть. Более того, ни о какой «белой» зависти, именуемой «восхищением», или «чувством соперничества», не может быть и речи.

Сорадование же, которое ошибочно называют «белой» завистью, не несет сожаления и уныния в связи с успехами ближнего.

«Белую» зависть часто отождествляют с восхищением. Восторженно восхищаясь кем-то мы, зачастую, не столько радуемся за него, сколько стремимся обладать тем же, чем он. Результатом восторженного восхищения часто становится подражание. Хотя в самом подражании нет ничего плохого, но отягощенное гордостью, ленью и глупостью оно может превратиться в пустое копирование.

Преподобный Ефрем Сирин, богослов, исследовавший зависть в свете учения Христа, относился к ней как к очень серьезному пороку, отдаляющему человека от Бога. По его мнению, завистливый все равно, что безбожный. Соперничество он считал таким же пороком, как и зависть: «Блажен, кто не подвержен зависти и соперничеству; ибо соперничество и зависть друг другом держатся, и в ком есть один из этих пороков, в том они оба».

Соперничество по Николаю Лосскому — «есть гордыня деятеля, не терпящего превосходства Бога и других деятелей над собою, стремящегося поставить себя на место Бога и занять исключительное положение в мире, выше остальных тварей».

С этим взглядом православных отцов очень трудно согласиться нерелигиозному человеку, в иерархии ценностей которого карьера, успех и признание занимает одно из первых мест. В такой системе ценностей соперничество является важным инструментом достижения целей. Кстати, многие западные ответвления христианства так же не видят в соперничестве ничего дурного.

Преподобный Ефрем Сирин настаивает на том, что в зависти нет ничего, кроме разрушающего душу греха: «В ком зависть и соперничество, тот всем противник; ибо не хочет, чтобы предпочтен был ему другой. ...завистливый никогда не радуется успеху другого. Если видит вознерадевшего о деле, не побудит, а скорее наставит его на худое». Этим преподобный отсылает нас к сказанному Спасителем: «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18:36).

Получается, что «лучший» мотиватор всех времен и народов снят со счетов?

Святые отцы церкви предлагают другой путь. Вместо соперничества (стремления быть первым) они предлагают соревнование (совместная ревность по Богу, совместное стремление к достижению лучшего).

Христианское соревновании, как его понимают отцы Церкви, смещает акценты с внешнего сравнивания себя с другими к сопоставлению себя с самим собой, но в прошлом, когда ты только начал свое развитие. И ориентацией на единственный идеал — Спасителя. В таком соревновании нет врагов и соперников, победителей и побежденных. Зато есть друзья и помощники. Те, кто уже прошли какой-то отрезок на тернистом и трудном пути спасения своей души, и готовы искренне помочь в этом другим. «Завидующий успехам брата своего отлучает себя от Вечной Жизни, а содействующий брату будет сообщником его и в Вечной Жизни», — напоминает Ефрем Сирин.

 

«Праведный» гнев Сальери 

 

О разрушительной силе зависти отлично знают полицейские, медики, священники, психологи, и юристы — люди, в силу своих профессий, чаще всего сталкивающиеся с последствиями этого смертоносного чувства.

Зависть часто искаженно принуждает человека чувствовать собственную ущербность в сравнении с другими и, одновременно, вопиющее несогласие с таким положением вещей. Успех и талант ближнего причиняет завистнику боль именно потому, что заставляет увидеть свою слабость, неспособность, с которыми невозможно примириться.

Зависть сокрушает человека. Если он согласиться быть сокрушенным, принять собственную недостаточную силу, недостаточную состоятельность, недостаточный талант. Если сможет увидеть, что же еще в нем действительно ценно, кроме того, что он привык ценить, тогда возможно выпутаться из сетей зависти. Ведь часто люди ценят в себе не то, что действительно ценно, а то, что принято в данной группе, данном обществе, в данный исторический период. Сиюминутное, преходящее, внешнее. Тщеславие, честолюбие и уязвленное самолюбие порождают зависть.

Часто зависть маскируется под чувство справедливости, получая, таким образом, «разрешительную грамоту» выражать свой «праведный» гнев на конкурента. Уроки мировых революций дали возможность усвоить эту связь зависти с идеей справедливости. Ненависть, вызванная собственным бессилием и чувством несправедливости от того, что кто-то обладает тем, чем, как мне кажется, законно должен обладать я — и есть зависть.

Зависть Моцарта к Сальери, описанная Александром Пушкиным в «Маленьких трагедиях» — это история о нарушенной справедливости. Так ли все было на самом деле наверняка неизвестно, но этот сюжет универсален и широко распространен.

Невероятно трудолюбивый и очень талантливый композитор, учитель Бетховена, Шуберта и Листа не может примириться с тем, как его молодой друг и коллега распоряжается своим талантом. Не прилагая усилий создает гениальные произведения, а свободное время проводит в загулах. Сальери у Пушкина корпит над каждой нотой, в то время как Моцарт развлекается в обществе милых дам. На выходе: у Сальери всего лишь талантливо написанная музыка, у Моцарта — шедевр. А силы и время, затраченные на работу над произведением, несоизмеримо разнятся. «Где же справедливость?!», — восклицает Сальери.

Если бы несчастный композитор вспомнил, что любовь к ближнему — больше, чем справедливость. Если бы Сальери смог по-настоящему увидеть в таланте Моцарта (да и в своем) промысел Божий. Увидеть, что гений, как и красота, принадлежит всем и никому лично. Что добродушный гуляка Моцарт — признанный гений — только сосуд, в который Бог по Своей воле поместил чуть больше Света, чем в другие Свои сосуды. И смириться с этим! И если бы Антонио Сальери смог с благодарностью принять свои дары в том объеме, в котором Бог ему их дал, продолжая любить музыку, но уже не ради успеха у публики, а ради самой музыки — он наверняка смог бы побороть в себе зависть и вызванный ею «праведный» гнев.

 

«Три сестры»

 

Предрасположенность к зависти, хотя, отчасти, и врожденная, но, во многом — воспитуемая. Поэтому корни зависти нужно искать в детстве. Сколько людей, сколько уникальных жизненных ситуаций, столько и видов зависти.

Когда родитель сравнивает своего ребенка с другими детьми, более способными, послушными, красивыми — он, сам того не ведая, вкладывает в душу своего дитя семя этой страшной духовной болезни. Сравнивая, мы показываем детям, что любить можно лишь при определенных условиях. Так мы прививаем соперничество, внешние критерия оценивания, необходимость сравнивать себя с другими.

Если ты не соответствуешь этим внешним критериям — ты неудачник. А тот, кто оказался способным соответствовать — превращается в объект чужой зависти.

Завистником вырастает тот, кого не научили любить себя и других, и кто сам этому не учится.

Если кто-то на глазах у завистника осмеливается быть счастливым, удачливым, свободным — он неизбежно подвергается гонению и поношению за такую непростительную «роскошь». Вообще же, завистливое сердце сжимается не только при виде чужой радости. Объектом зависти может быть все, что угодно. Извращенная природа гордыни, на которой основана зависть, может сделать предметом своего нездорового внимания даже такие вещи, как болезнь и несчастья. Когда человеку важно быть самым-самым неважно кем, хотя бы и больным, обездоленным.

Зачастую достижения или обстоятельства жизни завистник вырывает из контекста жизни того, кому он завидует. Поэтому он не может объективно смотреть на ситуацию и человека, которому завидует. Из этого следует, что зависть всегда слепа.

Неумение любить себя и других, в христианском смысле, рождает массу пороков, но главные из них — это зависть, ревность и жадность. Эти «три сестры» всегда вместе, и по проявлению одной из них в жизни человека можно смело говорить о наличии двух других. Неразлучную тройку хорошо описал в своих пьесах испанский драматург Лопе де Вега.

В пьесе «Собака на сене» графиня Диана, молодая вдова, поставившая крест на своей личной жизни, а, по сути, собственноручно забравшая у себя право на счастье, становится свидетелем пылкой влюбленности своих слуг. Служанка Марселла — ровесница графини — доверительно рассказывает ей о своей любви и о достоинствах своего кавалера. От собственной женской неполноценности и зависти к чужому счастью Диана начинает ревновать, воспламеняясь к возлюбленному своей служанки любовной страстью:

 

«Зажечься страстью, видя страсть чужую,


И ревновать, еще не полюбив,—

Хоть бог любви хитер и прихотлив,

Он редко хитрость измышлял такую.
 

Я потому люблю, что я ревную,

Терзаясь тем, что рок несправедлив:

Ведь я красивей, а, меня забыв,


Он нежным счастьем наградил другую.



Я в страхе и в сомненье дни влачу,

Ревную без любви, но ясно знаю:

Хочу любить, любви в ответ хочу.


Не защищаюсь и не уступаю;

Быть понятой мечтаю и молчу.

Поймет ли кто? Себя я понимаю».

 

Подруга вдовой графини, Анарда, увещевая о благоразумии, помогает ей понять мотивы ее противоречивых поступков:

 

«Кто любит вслед чужой любви, тот жаден,

В нем завистью зажжен сердечный пыл;

Кто сам себе блаженство не сулил,

К чужому счастью остается хладен».

 

Драматург знал о зависти и ее «сестрах» не понаслышке. Сполна испытал все тяготы гонений и предательств, устроенных коллегами по цеху, которые не смогли спокойно принять дарования и невероятный успех пьес де Вега у публики.

 

О зависти без ложного стыда

 

«Почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним».

(Быт. 4; 6–7).

 

Людей, совершенно лишенных чувства зависти, нет. Но есть те, кто способен ей сопротивляться. Одной из самых важных задач верующего человека является борьба со своими страстями. Бороться с завистью достаточно сложно. Проистекая из гордыни и тщеславия, зависть связана с такими грехами, которые человек в себе редко замечает. Например, неблагодарность, лень, лукавство и любоначалие. Если лень и неблагодарность еще можно обнаружить и исповедать священнику, то лукавство и любоначалие очень трудно в себе распознать. Хотя это очень распространенные грехи. Кто из нас иногда не прибегает к лицемерию, не искажает информацию, не вводит, хотя бы изредка, ближних в заблуждение, не пытается уворачиваться от разного рода правосудия? А любоначалие можно встретить в каждой второй семье и практически во всех сферах жизни людей. К чему приводит любоначалие в семье хорошо показано в сказке «О рыбаке и рыбке».

Да и с самой завистью на исповедь ходят единицы, потому что стыдно. Хотя, чем зависть стыднее, скажем, лжи, сребролюбия или гнева? Вероятно, эта уловка ума — самая сильная причина, по которой люди боятся идти на исповедь с этим грехом. Что тут скажешь? Враг не дремлет! Остается превозмогать гордость и ложный стыд.

Бороться с завистью можно. Для этого нужно быть честным с самим собой. Если обнаружишь в себе зависть, не прятать это чувство от себя. Немедленно идти с ним на исповедь. А потом тщательно анализировать, что во мне и в моей жизни послужило почвой для возникновения зависти. Работать над собой, исправлять свою жизнь. Важно учиться любить. Говорят, что зависть — болезнь отвергнутых детей. Если тебя мало любили в детстве и теперь ты нуждаешься в любви, важно помнить, что есть Тот, чья любовь совершенна и безусловна. Бог любит всех Своих детей и хочет, чтобы мы учились любить себя и друг друга. Важно помнить, что лень – это союзник зависти. Поэтому необходимо честно трудиться во всех сферах своей жизни. И не забывать девиз Софьи Ковалевской: «Делай, что должен, так, как ты можешь, там, где ты есть». А что из этого получится — на то Божья воля. Постараться ее принять.