Рубрики
Путевые заметки командированной жены

Я по крови украино-русская белоруска. Люблю Украину, говорю по-русски, а, заезжая в Белоруссию, попадаю в 80-е своего детского пространства. Вот и теперь, отправляясь с мужем в его очередную командировку, я, можно сказать, вернулась в детство…

История первая. О женской глупости

Белоруссия приветствовала нас солнцем, радовала чистыми обочинами и ровной дорогой с четкой разметкой. Встречные машины весело мигали фарами, предупреждая о появлении стражей порядка. А душу переполняло забытое ощущение единства передвижения по одному пути, по общей дороге, в одном направлении, когда никому не было дела, какие у тебя марка машины и флаг страны.

Время то останавливалось, то возвращало мои воспоминания, грусть и тоска по белобрысому ребенку внутри меня укачивали и успокаивали разбушевавшегося взрослого. По радио тем временем звучала передача «Му- Му» —«Мужские Мудрости». Как-то в последнее время все чаще приходилось слышать «женские советы», «женские хитрости», и вдруг — Мужские Мудрости. О чем это?

На белорусских автобанах нет ресторанов, только редкие кафе, и. поисках еды, мы наконец-то сворачиваем с дороги к долгожданному супермаркету. Стремительно накладываю в пакет мандарины и бегу, гонимая голодом, к кассе. В очереди передо мной переговариваются мужчина и женщина. Подслушиваю и сама себе улыбаюсь: «Ты завтра пойдешь сдавать макулатуру или металлолом?» – интересуется она. Неожиданно их разговор прерывает приглашение: «Мужчина, пройдите! Свободная касса». Я почему-то тут же реагирую на предложение, с улыбкой объясняя кассиру, что я-то быстрее любого мужчины. Доли секунды – и мир замирает в глазах изумленной продавщицы, кажется, удивляются даже фиксированные цифры кассы. Девушка привстала, но, глядя на так же впечатленного мужчину, сказала:«Ничего, он вас пропустит». И тут я поняла, что значит Мужская Мудрость: не бегают у них женщины перед мужчинами. Женщины мужчин уважают и не кокетничают у кассы, чтобы на полторы секунды быстрее выскочить из магазина. Позже я услышала ликующие нотки в голосе мужа: «Доскакалась? Здесь еще, слава Богу, чтят иерархию – сначала Он, потом Она».

История вторая. О мужском голоде

Голодный мужчина — злой мужчина. Остановившись на заправке, муж поинтересовался: «А где у вас ближайший ресторан?». И снова шок у белорусской женщины, оператора заправки: «По трассе ресторан? Что вы! Может быть, маленькое кафе через километр… И знаете, у нас женщин заранее приглашают в ресторан, а не завозят на пять минут, по дороге, перекусить!» — отчитала она моего мужа, ничуть не смущаясь. «Всего 4 часа в Белоруссии, а мудрости — и женской, и мужской — мы уже почерпнули»,– подумала я.

И вот наконец мы добрались до кафе «Вкуснятина». Заказали по две порции салата из помидоров и драники. Поедание вкуснятины сопровождалось словами официантов:«Будьте любезны», «Спасибо» и «Счастливого пути!».

Столица Белоруссии встретила нас гирляндами фонарей и теплом мартовского вечера. Вечерний Минск был погружен в какую-то неповторимую атмосферу архитектурных и световых решений, разрушая своей современностью стереотипы СССР. Вокруг монументальные здания высились над «маленькими» людьми, обостряя чувство масштабности простого человеческого счастья «Не таскай вчерашний день с собою в рюкзаке»,— продолжал рассказ радиоведущий.

История третья. О людях

Пока муж работал, встречался и обменивался опытом, я жила своей жизнью. Новый гостиничный комплекс был построен в духе современного Минска и учитывал все нюансы пребывания на его территории, вплоть до вида из окна. Поднимаясь на лифте с обзорной стеной, я жалела только о том, что мои глаза не умеют фотографировать, как японские камеры.

Мне удалось найти множество укромных уголков и смотровых площадок, которые понемногу утоляли мое неподдельное любопытство. Оказавшись на высоте 16 этажа, я вспомнила известные слова: «Отчего люди не летают так, как птицы?..» Взгляд скользил по раскинувшемуся внизу городу — купол Покровского монастыря, парк с велосипедными дорожками и прогулочными тропинками. Люди, такие разные, шли, ехали или бежали каждый по своему маршруту, по своим делам.

Вернувшись в лифт, я будто снова«заземлялись» нажатием кнопки первого этажа. Здравствуйте, земляне! А земляне и земляки обсуждали кризис, вход и выход из него, словом, все то, что для них было важным и нужным. Для меня, например, важно купить книгу, не потому что я такая умная или начитанная, просто мне нравится запах книжных страниц, а новая книга всегда радует меня, как рождение нового человека. Ведь никто не знает, каким вырастет этот человек, и также неизвестно, какого читателя вырастит книга. И тут мне вспомнился эпизод из старого фильма: «Не будет ни книг, ни газет, ни театра, ни кино!», - сказал один из персонажей фильма. «Но что-то же будет?» – спросила главная героиня. «Телевидение, одно сплошное телевидение!» – ответил он. Им тогда и в голову не могло прийти: «Интернет, один сплошной интернет!»

«И все же человечество еще держится: чтит традиции, соблюдает заповеди, читает книги, в конце концов»,— успокаивала я себя за чашечкой кофе во время очередного перерыва в компании кризисных менеджеров – коллег моего мужа. Ко мне присоединились уже знакомые люди, и не знакомые, которые всегда встречаются на подобных мероприятиях в разных странах. В атмосфере кофейных ароматов менялась тема разговоров: «Как дети? Как муж? Жена? Что интересного в жизни?». Собеседники расслабляли узлы галстуков, дамы украдкой снимали туфли. Зазвучали слова «соскучились», «обрадовались» и «полюбили», отодвигая в сторону стратегию приоритетности, динамичности и прогнозирования.

Приглашение вернуться в зал вновь выпрямляло спины моих собеседников и возвращало их к тугим галстукам и высоким каблукам. А потом — конец рабочего дня, награды, улыбки и фото на память. И снова люди с дипломами в руках, где написано «лучший» или «главный», спешат в гостиницу или в аэропорт. А мой, «главный и лучший», взяв меня за руку, ведет бродить по ночному городу... Рестораторы говорят: «Мы – это то, что мы едим». Философы предполагают: «Мы – это то, что мы думаем». А мне кажется: мы – это люди, которые нас окружают.

История последняя. О жизни

Утро ласковым весенним солнцем провожало нас домой. Любопытство брало верх, и мы вовсю катались по городу, останавливаясь в кафе или возле понравившегося здания, забегая в магазины и сравнивая цены.

Остановка «Талька» на выезде из города. И вновь уютное кафе. За соседним столиком парень читает девушке стихи. В 12:00, за обедом, в кафе на заправке! И хотя мы уже скучали по дому, уезжать из Белоруссии совсем не хотелось.

За окном еще мелькали «не наши» села, а мы уже строили планы на завтрашний день. Вдоль трассы — стройки, ремонтные работы на дорогах, а это значит — есть движение вперед, в светлое будущее. Хотелось довериться жизни и направить свое воображение навстречу приятным событиям. И вдруг эту умиротворенность прервало странное сообщение по радио в машине: «Если вы услышите отрывистый и напряженный сигнал — это скорая помощь, обычный, знакомый — это милиция, а если страшную, разрывающую пространство сирену — это сигнал войны, атака с воздуха».

Это внезапное объявление так потрясло нас, что несколько секунд не хватало воздуха. Теоретическая сирена стала совершенно реальной и… обыденной. Чувство безопасности и спокойствия покинуло нас.

И тут я задумалась… Есть жизнь «ныне и присно», жизнь «здесь и сейчас». В борьбе с болезнями века мы забываем о ее цене. Забываем благодарить Небо за то, что мы просто живем—больные, хромые, дурные. Забываем молиться о мире, о возможности жить без войны. Жить со вниманием и верой в свои силы, наполнять свой мир творчеством и приключениями. И пускай мы все очень разные, но ведь все мы ищем дорогу в одну Страну… Какими бы тропами мы ни ходили, какие бы пути не искали, верю — сойдемся в одной точке, в одном месте и посмотрим друг другу в глаза.