Рубрики
ПОКОРИТЕЛИ ГЛУБИН: ЦЕНА ОДНОГО РЕКОРДА

Она словно не принадлежала этому миру и была отделена от него прозрачной звуконепроницаемой стеной. Сжав губы в одну линию, она взошла на нырятельную лодку — и тут же уединилась, облокотившись на снасти. Ее взор был направлен внутрь себя. 

 

 

 

 

 

 

 

Глубины морей и океанов всегда манили человека. Сколько легенд, сказок, песен, праздников придумано о подводном мире! Атлантида, пещеры с сокровищами, русалки и сирены с чудными голосами, удивительные жемчужины, гигантские кальмары и волшебные коралловые рифы, приключения пиратов и предания рыбаков… Но, пожалуй, воплощением самой смелой мечты стал образ Ихтиандра — человека-амфибии — способного жить как на суше, так и в воде. Это и сейчас привлекает сотни смельчаков дайверов, стремящихся к свободе «полета» под водой. 

 

Им суждено было встретиться — каждого из них сызмальства манило величие моря. Франсиско Феррарес по прозвищу Пипин, уроженец Кубы, страдал в детстве от деформации ног и голеней и комплекса неполноценности. Вода подарила ему легкость и плавность движений, пропитание в юности, а потом и мировую славу фри-дайвера. Он стал королем подводных глубин, основал собственную съемочную компанию «Пипин Продакшн». Множество кинокамер следовали шлейфом за его известностью, красивые женщины всегда окружали его. Избалованный вниманием, эгоцентричный, лидер по натуре, он всегда занимал доминирующее положение в команде.

 

Одри Местре родилась во Франции в семье энтузиастов подводного плавания. Еще в раннем детстве — ей было всего два года — она научилась плавать. Одри обожала море и выбрала профессию морского биолога в университете в Ла-Пасе (Мексика). Когда пришло время написания первой дипломной работы, Одри решила посвятить ее вопросам адаптации человеческого тела в пребывании под водой. Она искала подходящий материал — и впервые прочитала о Пипине в Интернете. В 1996 году, узнав, что его команда проводит тренировки неподалеку, Одри, недолго думая, взяла билет на ближайший автобус: как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Можно сказать, что студентка была покорена и влюбилась в Пипина еще до встречи. Известный Дон Жуан и сердцеед, он поначалу воспринял ее пыл как должное. Но скоро она стала незаменимым членом его команды — ассистировала в процессе тренировок, жадно впитывая премудрости и секреты общины фри-дайверов. «Пипин Продакшн» выпустила серию фильмов о морских глубинах. Одри не только помогала в организации съемок — она прекрасно плавала и ныряла с морскими животными — гигантскими скатами, акулами, дельфинами, китами. Франсиско с удивлением обнаружил в ней горячее желание исследовать море и его глубины. Она была одержима — он тоже. Идеальное совпадение целей и ее любовь к нему притягивали, как мощный магнит. Одри была особенной. И при этом никакой заносчивости и свойственной красивым женщинам гордыни. Через несколько лет они поженились. 

 

Счастливые первые годы брака — лазурь моря и блеск солнца на гребнях волн. Совместные путешествия и погружения. Пипин был в зените своей славы. Но время — враг известных спортсменов. Годы летели незаметно —– Франсиско было уже 38. Вероятно, он впервые задумался о том, что стареет после потери сознания в конце погружения в январе 2002 года. Он «выключился» на целую минуту и членам команды пришлось применить меры реанимации. Психологически это стало настоящим ударом. Именно тогда ему пришла в голову идея, что его начинания может продолжить жена, 12 годами младше него. Но даже сам Франсиско не ожидал такого: успех Одри был невероятный. Она как будто родилась для того, чтобы стать фри-дайвером и легко переносила смену давления и другие нагрузки, которые являются неизменной составляющей этого вида спорта. Результаты первых же тренировок показали, что на горизонте фри-дайвинга взошла новая и яркая звезда. Пипин стал ее тренером. Но вскоре он с удивлением признал: она с легкостью освоила все то, к чему он стремился и чему учился всю жизнь! Пипин развернул массивную кампанию по привлечению спонсоров для Одри — подготовка к рекордному погружению без применения дыхательных аппаратов стоила немалых денег.

 

Одновременно произошло то, чего следовало ожидать — постепенно именно на Одри — не на него — пресса обращала максимальное внимание. У Местре брали интервью. Ее фотографировали. Ей говорили комплименты. Она быстро становилась самодостаточной, уверенной личностью и опытным профессионалом.

 

Пипин чувствовал, что пришло время не просто удивить, а поразить всех. Он задумался об абсолютном мировом рекорде. И сделать это должна была его жена, подарив и ему часть своего успеха. И вдруг случилось непредвиденное: американка Таня Стритер совершила погружение на 160 метров!

Пипин чувствовал себя так, словно получил удар в спину. И хотя в мире спорта сама погоня за очередным рекордом — дело вполне естественное, Франческо воспринял победу Тани, как личный вызов. Таня доказала, что возможно спуститься на глубину 160 метров, установив тем самым абсолютный мировой рекорд. У Одри не было другого выбора. Теперь она должна была нырнуть хотя бы на 161 м. Но Пипину эта цифра показалась недостаточно убедительной. И была поставлена другая цель —– 170 метров. Команда планировала установить рекорд в декабре 2002 года, но Пипин стал подгонять — и днем Х было выбрано 12 сентября 2002 года. Одри тренировалась очень много — и с каждой тренировкой упорно приближалась к заветной цели. Одной из последних была тренировка 9 сентября. Она прошла вполне удачно, но многие члены команды стали замечать, что настроение Одри — изначальное боевое и оптимистичное — очень изменилось. Поговаривали, что она ожидала ребенка. Некоторые утверждали, что между супругами уже давно существуют трения и размолвки. Ходили слухи, что после установки этого рекорда Одри всерьез готовилась к разводу…

Поняла ли она, что человек, которого она некогда боготворила, на самом деле больше всего любит не ее, а собственную славу и известность? Устала ли от нечеловеческих нагрузок и постоянно растущего напряжения? Может быть, тяжелым гнетом ложилось на сердце осознание бессмысленности вечной погони за победой? Одри чувствовала душевное опустошение. Вероятно, это был знак, что ей пора остановиться хотя бы просто отдохнуть. Однако Франсиско был непреклонен: Одри предстояло действовать быстрее и лучше всех. 

Никто, кроме самой Одри, не знает, что происходило в ее душе. Но десятки видеокамер зафиксировали для истории спорта каждую минуту рокового утра 12 октября 2002 года. Штормило. Сильный ветер вздымал волны. Пальмовые листья шелестели под его порывами. Небо было покрыто серыми тучами. Многие предлагали Пипину перенести день погружения — он категорически отказался: «Я пойду до конца.» Тем более, что на пляже уже собралась толпа зрителей. Одри в то утро была сама не своя: почти ни с кем не разговаривала, не улыбалась, неотрывно вглядывалась в морскую гладь. Она словно не принадлежала этому миру и была отделена от него прозрачной звуконепроницаемой стеной. Сжав губы в одну линию, она взошла на нырятельную лодку — и тут же уединилась, облокотившись на снасти. Ее взор был направлен внутрь себя. 

Зато Пипин был везде и всюду. Его командный голос раздавался то тут, то там. Он был явно неспокоен. Несколько раз его спросили о главном — проверен ли баллон с воздухом, который необходим для быстрого подъема ныряльщика на поверхность. В ответ прозвучало раздраженное: «Займитесь своим делом. Я лично все проверил». 

Но если рекорд Тани Стритер контролировали 16 опытных дайверов поддержки, то Одри могла рассчитывать только на двоих, обеспечивавших ее безопасность на глубине: испанец по имени Паскаль контролировал ситуацию под водой на глубине 80 метров, его товарищ по прозвищу Вики — на максимальной глубине погружения — 172 метра. Пипин отказался привлекать к испытанию дополнительных дайверов, ссылаясь на нехватку средств. К тому времени в списке достижений Одри значился целый ряд национальных и мировых рекордов — она обладала завидным опытом и крепким здоровьем. 

Согласно правилам фри-дайвинга — глубоководного погружения без использования дыхательных аппаратов — спортсмен вынужден рассчитывать только на свою способность набрать в легкие максимальное количество воздуха при помощи специальной техники дыхания. Погружение совершается с использованием особого, дополнительного груза, увлекающего человека вниз, подъем — все на том же количестве набранного на поверхности воздуха! — при помощи воздушного шара, заполняемого воздухом из баллона на глубине в тот момент, когда погружение завершено.

Муж, как всегда, поцеловал Одри перед погружением — на счастье и удачу. Так было и в то утро.

Все шло по плану. Однако многих не покидало чувство надвигающейся катастрофы. Местре успешно и легко прошла отметку в 80 метров — дайвер поддержки сообщил ей об этом, постукивая металлической палкой по своему баллону (так общаются в воде дайверы). Она скользила вниз быстро, легко и уверенно. И вот она, выстраданная на тренировках отметка в 171 метр. Казалось бы, еще пару минут — и звезда Одри вспыхнет с новой силой. 171 метр представлял собой абсолютное мировое достижение — как среди женщин, так и среди мужчин. Вершина славы уже была близка. А Одри оставалось жить считанные секунды. Она привычным движением открыла клапан баллона с воздухом для заполнения подъемного воздушного шара. Ничего не произошло. Баллон был пуст! Фри-дайвер поддержки отреагировал мгновенно: открыв запасной баллон, он выпустил в подъемный шар немного воздуха. Однако драгоценное время было утрачено. А шар, который тянул Одри на поверхность, двигался очень медленно — он был полупустой. Вдохнуть воздуха из баллона сама она не могла — на такой глубине ее легкие просто разорвал бы первый же вдох.

Дайверы рассказывают об удивительной эйфории, охватывающей на глубине, о чувстве стремительного полета — как ракета! — ввысь, среди тысяч серебряных пузырьков к солнцу и небу, к людям и счастью победы. В это последнее свое погружение Одри медленно скользила сквозь толщу воды. Надеялась ли она на то, что все же выплывет? В какой-то момент синевато-зеленый свет морской глубины сменился черным: Одри потеряла сознание — и выпустила из рук трос, по которому фри-дайверы скользят наверх. Второй дайвер поддержки, Паскаль Бернабе, увидел, как она «плавно спускается вниз, словно осенний лист на землю». Он успел подхватить ее на глубине 90 метров. Но трагедия заключалась в том, что на этом последнем участке пути вверх не было больше никого, кто мог бы им помочь. По правилам, сам Паскаль не мог быстро подняться на поверхность: дайверы поддержки обязаны пройти декомпрессию, а быстрый подъем на поверхность может быть смертельно опасным и запрещается правилами этого вида спорта. Паскалю оставалось только ждать — на глубине, с бесчувственной Одри на руках, пока помощь не придет сверху. 

Пипин первым понял, что происходит нечто страшное. Он потратил еще одну минуту, чтобы надеть оборудование — и нырнул… Быстрое погружение на глубину 90 метров было безумством. Взяв Местре из рук Паскаля, Франсиско стал подниматься вверх настолько быстро, насколько мог, вопреки правилам безопасности. Когда они всплыли, установленные в момент погружения Одри часы равнодушно отсчитали 8 минут 38 секунд. Местре не дышала, изо рта все время шла пена, но пульс все еще прослушивался. Пипин попытался реанимировать ее прямо на поверхности воды — никаких результатов. На борту лодки выяснилось, что доктор, обязанный по протоколу присутствовать при подобных погружениях, не владеет секретами реанимации фри-дайверов. Он был… стоматологом. Не было и специальной камеры для декомпрессии. Моторная лодка доставила Одри на берег. Время утекало — секунда за секундой — неуклонно и незаметно, так же, как жизнь из тела молодой женщины. Еще одна потеря времени — доктора на берегу возле воды не было. Задыхающиеся мужчины бегом пронесли носилки с Одри через весь пляж — в медпункт. И еще последние фатальные полчаса — в «скорой» до ближайшей больницы. Почти сразу по прибытии 28-летняя Одри Местре умерла, не приходя в себя.

А потом были телефонные звонки и допросы в полиции, после чего стражи порядка определили, что состава преступления не обнаружено: трагическая смерть — утопление при погружении.  

Через несколько дней прах Одри после траурной церемонии в присутствии двух семей на лодке дайверов, был опущен Пипином в воду. Русалка Одри вернулась в море, которое подарило ей любовь, известность, признание — и отняло жизнь.

Ее тень все еще сопровождает Франсиско. Ровно через год после гибели жены он официально завершил свою успешную карьеру фри-дайвера погружением в память Одри на глубину 170 метров. Это произошло на том самом месте, где они когда-то встретились впервые. 

Франсиско Феррерас все так же известен. Его огромные фотографии можно увидеть на больших рекламных щитах в Майаями. Трагическая история гибели Одри Местре настолько заинтересовала Голливуд, что на специальной пресс-конференции в присутствии Пипина было объявлено о намерении снять полнометражный фильм об Одри под названием «Погружение». Феррерасу предстоит стать консультантом на съемках. 

Однако к славе Франсиско подмешан яд обвинений и сомнений: его ближайший друг и бывший партнер написал книгу-разоблачение, в которой утверждается: смерти Одри можно было избежать. Баллон с воздухом был намеренно не наполнен с тем, чтобы Пипин в критическую минуту смог бы взять на себя роль героя-спасителя — и вновь привлечь к себе абсолютное внимание. Автор зашел настолько далеко, что рассматривает и возможную версию преднамеренного убийства — из-за зависти к успехам жены или вследствие серьезных семейных проблем. После гибели Одри, потрясшей своей нелепостью все мировое сообщество фри-дайверов, были созданы специальные сайты, на которых тысячи людей предъявляли обвинения Пипину в нелепой смерти молодой женщины.

 

СПРАВКА

Каждый год мировое сообщество фри-дайверов из 5000 опытных и известных спортсменов провожает в последний путь 100 своих собратьев.

Мировой рекорд Тани Стритер в 160 метров пока не побила ни одна женщина фри-дайвер.

За прошедшие 15 лет ставки среди спортсменов в области фри-дайвинга медленно, но неуклонно растут: текущий рекорд среди мужчин составляет уже 214 (!) метров. 

 

Кто будет следующим героем? Кто бросит очередной вызов морским глубинам? Фри-дайверы пристально вглядываются в глубину, отправляются в короткое, но полное опасностей путешествие сквозь толщу водной неизвестности, стремясь вновь и вновь доказать, что хрупкое человеческое тело способно на удивительные подвиги выносливости. Пытаясь поспорить с величием и необъятностью природы, человек идет на многое, лишь бы переступить ту невидимую черту, за которой его ждет такая сладкая и желанная всемирная слава. Трагично лишь, что, бросая вызов природе ради известности за пределами сил, часто приходится расплачиваться — увы! — по самому высокому курсу и платить самой дорогой валютой мира — человеческой жизнью.