Рубрики
Петюня

Я его не любил. Нет, правда, ни капельки. Даже более того — почти ненавидел. Ну как можно нормально относиться к запойному грязному алкоголику, который почти никогда «не просыхает» и вдобавок является твоим соседом?! Постоянные пьяные «концерты», шатающиеся дружки на лестничной площадке, регулярные прогулки «до ветру» возле лифта…

Я много раз пытался с ним поговорить, убедить, образумить. Все без толку. Петюня — так его звала вся округа — только смущенно разводил руками и, извиняясь, выдавливал из себя пьяненькую полуулыбку. И вот когда я с холодной решимостью и целеустремленностью начал подыскивать подходящее орудие преступления, Петюня внезапно затих. Его не было слышно неделю, две. А месяц спустя мне рассказали, что беспокойный сосед умер. Оказывается, зимним вечером он возвращался домой пьяным и уснул прямо на улице, видимо, не найдя сил добраться до квартиры. Обнаружили его уже утром, замерзшего, в одной рваной футболке, без куртки и свитера.

«Жаль, но такая логичная кончина», — только и подумалось мне. Вскоре в квартиру Петюни въехали новые жильцы, и на нашей лестничной площадке наконец установилась долгожданная тишина…

И вот на днях в мою дверь позвонили. Открыв, я увидел незнакомую молодую женщину с грудным ребенком. Она зябко куталась в видавшее виды бежевое пальто и вопросительно смотрела на меня большими слегка влажными глазами. «А Петр здесь живет?», — спросила незнакомка, крепче прижимая к груди ребенка. До меня далеко не сразу дошло, кого именно искала моя нежданная гостья. Теряясь в догадках, я пригласил ее зайти в квартиру (ну не держать же мать с грудничком в коридоре!) и предложил выпить чаю. Мне нужно было время, чтобы найти слова. После того, что женщина рассказала за чаем, дар речи вернулся ко мне нескоро.

Пару месяцев назад ее вместе с ребенком в морозную зимнюю ночь выгнал ревнивый муж. Уж не знаю, какой повод он усмотрел, но обладавший свирепым нравом мужчина выставил свою семью на улицу, не раздумывая. Никакие увещевания, мольбы и крики не помогли. Отчаявшаяся женщина решилась идти к матери, живущей через несколько кварталов, но не рассчитала сил. Ледяной пронизывающий ветер и снег быстро делали свое дело. Прохожих в этот поздний час на улицах уже не было, магазины закрыты. Мать с ребенком, казалось, были обречены. Женщина покрепче обняла малыша и обессилено опустилась на скамейку.

Вдруг к замерзающим подошел, слегка пошатываясь, какой-то человек. Резкий запах дешевой водки ударил в нос, и женщина, подняв голову, из последних сил прошептала: «Помогите!». Он без раздумий снял с себя куртку, поношенный свитер и отдал им. Мать мгновенно закутала ребенка и немного согрелась сама. «Добрая душа, как вас зовут?», — прокричала она вслед удаляющемуся силуэту...

Я его не любил. Нет, правда, ни капельки. И только теперь понимаю, как же тогда ошибался…