Рубрики
Осторожно: слово!

«Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести»

Слово нельзя, казалось бы, потрогать, взвесить на рыночных весах, положить в карман, как вещь. Сказал – и где он, этот звук, почти мгновенно замирающий и… может, умирающий в пространстве? Печатное слово, как правило, воспринимается нами более серьезно. Напечатанное, написанное, запечатленное слово – это и расписки, и документы, и летописи, и древние книги, письма и воспоминания. Как в народе говорится, что написано пером – не вырубишь и топором.

В семье люди ежедневно имеют дело со словом устным, звучащим. В быту, на кухне, в детской, на прогулке звучат тысячи слов, которым подчас в суете, замотанности и усталости мы не придаем большого значения. Подумаешь! Ну, грубо ответил жене, прикрикнул на ребенка, отвернулся в сторону любимого голубого экрана, когда ко мне обращались с просьбой.

И если на конфетно-букетной стадии встреч и пылких комплиментов молодые люди слова тщательно подбирают, старательно «упаковывают» мысли и думают о том, что было бы приятно услышать избраннику или избраннице, то с течением времени и в ходе создания семьи ситуация резко меняется.

Милые бранятся - только тешатся?

Народная мудрость четко говорит, что милые – муж с женой – обязательно проходят не только по ковровой дорожке, усыпанной лепестками роз во время брачной церемонии, но и по тернистым тропинкам ссор, непонимания и конфликтов. И лично я не поверю, если мне скажут: «Вот прожили 5 (10, 20) лет и ни разу (!) не поссорились». Степень накала словесных баталий и вербальных атак, безусловно, разная и зависит не только от того, в каких жилищных условиях вы проживаете, сколько у вас детей и удается ли вам создать благоприятные экономические условия для жизни семьи, но прежде всего от внутренних установок, с которыми выросли муж и жена, от того опыта поведения во время семейных неурядиц, который они приобрели в семьях своих родителей – теперь уже почтенных бабушек и дедушек. К сожалению, многие семьи успевают распасться, накопив чемоданы обид, – их горечи хватает порой до конца жизни, – но так и не успев понять, как важно думать о каждом сказанном близкому человеку слове.

Молодые люди, вступившие в брак, неизбежно дойдут до того момента, когда вспышка непонимания, тлеющий огонек обиды и взрыв негативных эмоций приведут к конфликту – от небольшой ссоры до серьезных выяснений отношений. Молодоженам стоило бы забыть об ошибочной установке, которая лелеется ими до брака: «Это у них в семье ссоры. У нас с тобой этого не будет! Правда? Это наши родители не могут договориться между собой. А мы – сможем, сразу и навсегда установив правило: мы не спорим и не ссоримся!» Намерения благие, но получится ли?
И муж, и жена вышли из двух разных семей, и в каждой из них существовали свои модели поведения во время словесных бурь. У кого-то принято было повышать голос и решать все напористо-агрессивно. Кто-то предпочитал отмалчиваться и уходить с поля словесной битвы, затаив обиду. Где-то ссорились редко, да метко: три раза в году, но с непременным битьем посуды, хлопаньем дверью и припоминанием всех накопленных крупных и мелких обид «от царя Гороха». Иногда не брезгуя нелестными сравнениями с ближайшими родственниками: «Ты – весь в отца, такой же безответственный!», «Что ты, что теща – два сапога пара, те же женские глупости и бред!». Добавим к этому естественную усталость при вынашивании, воспитании малышей, периодические финансовые проблемы, нагрузку на работе у мужчин, которая, в свою очередь, может выливаться в повышенную внутреннюю агрессивность и склонность к конфликтам.

Куда бежать? В данном случае отступать некуда – позади ваша семейная крепость. Отступить – значит пойти по проторенной дороге миллионов пар, которые на втором-третьем году жизни приходят в ЗАГС для расторжения брака и повторяют избитую фразу: «Мы – разные, не сошлись характерами! А любви – нет». Или: «Где были мои глаза?! Это – просто чудовище! Надо было выйти за... Петю, Васю… жениться на Маше… Ларисе…» Далее – ясно. Список длинный. Разговор короткий. Мы ссоримся. Мы – совершенно разные! Мы, значит, не любим друг друга. Вперед, на поиски того принца (принцессы), с которым мне будет хорошо, который не будет трепать нервы, будет понимать с полувзгляда, всегда говорить комплименты и дарить цветы. И мы тогда – точно, точно! – вот с тем эфемерным принцем ссориться не будем!

В чем трагедия? Может быть, в прочно укоренившейся мечте, которая бывает только в сказках? Перечитайте финалы всех без исключения сказочных историй. Вы заметили что-то общее? После всех испытаний, борьбы за невесту, поисков жениха – свадьба. Это всегда конец сказки. Дальше только короткая заключительная фраза: «И стали они жить-поживать и добра наживать». Сразу оговорюсь: я ни в коем случае не оспариваю безусловную важность сказочности, особенно для детей до подросткового возраста. Маленький ребенок остро нуждается в знании о том, что его любимые Белоснежка и принц, Кай и Герда, Настенька и бывшее чудовище из «Аленького цветочка», Марья Моревна и Иван-царевич будут жить именно в счастье и любви.

Но все мы призваны расти и взрослеть. Если, вступая в брак, двадцатилетние молодые люди взирают только на надуманные идеальные пары из мыльных опер, дешевых бульварных романов и отказываются видеть реальность, они обречены на долгую и тяжкую борьбу за свое семейное счастье и гармонию.

Важно было бы объяснить не завтрашним молодоженам, а еще подросткам то, что в реальной жизни борьба за любовь и истинное семейное счастье переносится на период «после свадьбы». И потому, произнося торжественные обещания, они обещают не только вместе жить, работать, вести хозяйство, растить ребенка, но и бороться за настоящее «мы» семьи. За единство, которое будет еще только рождено. И рождение это, как обычно, происходит в муках.

Достичь гармонии, отсутствия конфликтов – реально, и по этому пути, к счастью, до нас уже прошли многие мудрые люди, оставившие в наследие свой опыт. Я же позволю себе – с точки зрения филолога и семейного человека –привести резюме наиболее важных правил вербального и невербального поведения в семье во время очередной бури или при ее приближении. Их обдуманное систематическое применение, безусловно, потребует терпения, тренировки и усилий. Но и награда велика – мир в семье, который легко разрушить и так тяжело восстановить.

Где единение – там и победа

В основе этого длительного и устойчивого мира – сохранение семейного «мы», то есть единства мужа и жены. Важно при этом именно внутреннее ощущение и присутствие цельности двух супругов. Это задание – не из простых, но постараться можно: обычный сценарий ссоры – это всегда сценарий разделения и противостояния: «я всегда мою посуду, а ты – никогда», «что я – крайний?», «ты всегда кричишь», «я тебе сто раз говорил – не виси сутками на телефоне». В этих утверждениях налицо – безусловное преувеличение и противопоставление «я» (тот, кто говорит, адресант) и «ты» (тот, к кому обращаются, тот, кто в данной ситуации воспринимается как противник). Стоит пойти по этой проторенной дороге ссор – и скоро в сознании супругов родится стойкий стереотип: я существую отдельно от того, другого. Словесное обрамление этому будет только способствовать. Замечено, что при таком развитии событий в речи почти исчезает местоимение «мы», а если оно используется, то исключительно в негативном смысле: «мы – чужие люди», «мы друг друга не понимаем», «мы давно уже отдалились».

Филологическая наука располагает таким термином, как «картина мира». Простыми словами, это – мироощущение, восприятие реальности человеком, которое воплощается в его словесной деятельности. Здоровая семейная реальность – это та картина мира, где существует цельное «мы». Это «мы» проявляется, конечно, прежде всего не в словах, а в действиях, поступках. Однако словесная деятельность тоже играет немаловажную роль. Попробуйте даже в трудной ситуации ссоры повести диалог с супругом или супругой, обдумывая свои слова и целенаправленно выбирая «мы» вместо колкого, гордого, изолированного «я». Вместо: «Я всегда тяну воз семейных дел на себе» можно сказать: «Мы могли бы проводить больше времени вместе, если бы делали домашние дела вместе». А вместо: «Ты всегда говоришь на повышенных тонах» – «Нам станет легче понять друг друга, если мы не будем кричать».

Удивительно, но ссоры могут вполне положительно воздействовать на климат в семье, если обе стороны – и муж, и жена – будут иметь перед собой единую цель: выяснить, что мешает им чувствовать себя монолитным цельным единым «мы». В таком случае вместо ссоры произойдет доброжелательное в своей основе выяснение – что именно не в порядке на семейном фронте? Чем озабочен супруг? Что, в конце концов, раздражает жену? Как распределить силы, чтобы помочь друг другу в трудной ситуации?

Помните, как вы катались с заснеженной горки зимой? Ставишь санки, толчок, еще толчок ногами, а дальше – держись! Понеслись, и остановиться уже трудно. Похожая ситуация возникает во время семейных ссор. Словесная буря сама по себе – результат несдержанности, последствие нескольких слов, сказанных пристрастно, в гневе, с предельным негативом. «Тряпка! Бессовестный! Дурак!» – и в ответ лавина: «Вон отсюда! Закрой рот! Идиотка!» Есть слова, в которых нет будущего, то есть они ставят крест на нормальном общении, заведомо исключают взаимопонимание между супругами и убивают чувство единства. Нужно ли говорить о том, что на эти «черные» слова следовало бы наложить семейное вето – раз и навсегда?

Доброе молчание лучше худого ворчания

Но еще лучше постараться – по возможности – избежать ссор и вербальной агрессии. Или, в крайнем случае, отложить выяснение отношений хотя бы на время. Говорится ведь в пословице: «Плохой мир лучше хорошей ссоры».

Мне встретился как-то раз один бодрый старичок с удивительно ясным детским взглядом, излучавший радость и оптимизм. Спросила, есть ли у него семья. Есть, говорит, с женой так хорошо живем, уже почти 60 лет. Загорелся во мне профессиональный интерес. «И что, дедушка, часто за эти годы, небось, ссорились?». «Нет, милая, совсем не ссорились!». «Как так? Расскажите!» Далее передаю от первого лица: «Мы с женой, как женились, договорились: если кто первый ссору начинает, второй старайся не слушать, пока пар-то не выйдет, вот, из хаты, к примеру, выйти можно… Так я почти всю жизнь провел на свежем воздухе!» Здесь есть, конечно, доля шутки. Но получилось у старика главное – свою сварливую жену терпеть, любить, ссору не затевать, семью не разрушать. Соль рассказа в том, что на первой стадии конфликта в нас говорят эмоции. Под их влиянием все видится, как в кривом зеркале – увеличительном стекле: муж ужасный, выхода нет, жена невыносимая, ситуация непоправимая. На стадии эмоционального негативного всплеска лучше было бы взять паузу. Пауза – это тишина. Постарайтесь добиться хотя бы тишины внешней – прежде всего со своей стороны, конечно. Переждать, не ответить сразу выпадом на выпад, взять тайм-аут и вернуться к разговору даже минуту спустя – великое дело. Даже за столь непродолжительное время вы выиграете многое. В филологии есть понятие эмоциональной и рациональной аргументации. Эмоции – плохой советчик и ненадежный друг. Они позволяют нам прибегать к особенно резким и обидным словам, толкают на припоминание давних обид, наклеивание ярлыков и разрушающее нелестное сравнение мужа или жены и их родителей.

Если эмоциональная вспышка все же произошла, остановить конфликт можно немедленным испрашиванием прощения. Короткое слово «прости» многим произнести гораздо труднее, чем толкнуть мудреную речь перед незнакомыми людьми. «За что просить прощения?! – возмущаются. – Он меня оскорбил, а я ответила». Учеными-физиками доказано: слово имеет волновую природу. Оно невидимо, но мгновенно и эффективно работает как удар, как волна, как физическое воздействие на собеседника. Слово-ругань, слово-ярлык, слова проклятия, обиды и агрессии способны вызвать негативные физические изменения не только в человеке, но даже в растениях. Мне пришлось видеть документальные кадры: ученые разделили растения и семена на две группы. Над первой произносились негативно заряженные слова, включая нецензурную лексику. Над второй – слова похвалы, ласки, комплименты, подбадривания, поддержки. Что произошло? Растения, которые ругали, заболевали, вяли и умирали, что фиксировалось камерой. Семена совсем не прорастали или прорастали с отставанием. Вторая группа растений – цветущие, здоровые и сильные. Можно только представить себе, какой невидимый удар мы наносим по самому близкому человеку в порыве гнева! Может, стоит задуматься о том, что мы калечим не только психическую сторону личности, но и разрушаем ее физически? Недаром сказано в Евангелии: «Говорю вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф. 12:35, 36).

А теперь представьте: бьются два боксера. Внезапно на ринг выскакивает еще один боец и начинает наносить удары одному из спортсменов, дабы помочь члену своей команды! Ясно, что в спортивной реальности это недопустимая ситуация. Не может в поединке участвовать третий. Он – лишний. А в семейной баталии?

Двое дерутся – третий не лезь

Хотелось бы поделиться с вами историей из нашего семейного архива. Случилось это в начале прошлого века. Одна из наших родственниц вернулась в родное село посреди рабочей недели с двумя детьми и двумя чемоданами. Вошла в отцовскую хату и стала у порога. Родители удивились: дочь ничего о своем приезде не сообщала. На вопросы отца ответила: «Жить больше с мужем не могу, измучилась, ссоримся все время, вот, вернулась и детей с собой забрала». Старик-отец выслушал, не перебивая, но лицом помрачнел: «Так, мать, ставь на стол две тарелки. Корми внуков». Покормили детей. Дочь стояла у стола. Она осталась без обеда. «А теперь послушай меня, – строго сказал отец дочери, – дети поели и отдохнули. Отправляйся в обратную дорогу. И живи со своим мужем. Слышать ничего не желаю! Вы – венчаны. Вы – семья. Тебе здесь – не место».

В тот момент моя родственница очень обиделась на родителей: даже поесть и переночевать не дали! А ведь родители, простые крестьяне, поступили абсолютно верно. Они не пожелали выслушивать ничего нелестного о своем зяте. Они не пожалели дочь, что кажется естественной реакцией. Семья была сохранена, и развода не последовало.

Что же происходит в настоящее время? Первые конфликты и кризисы вызывают ложное чувство отчужденности, враждебности. Если ссоры повторяются, возникает острое желание найти понимание, излить душу перед кем-то, будь то подруга, мама или сестра. Как правило, дальше события разворачиваются по принципу «ты – хороший, она – плохая», «мы так и знали», «я давно уже замечаю, да молчу». Нетрудно догадаться, что в основе всего – критика третьей стороной зятя или невестки. Открывается огромное поле для сплетен, вмешательства в дела молодых и пересудов. Вся эта словесная деятельность отнюдь небезобидна: «потерпевшая» сторона, получив словесную и эмоциональную подпитку своим собственным негативным эмоциям, укрепляется в мысли о том, что семейная жизнь не сложилась, супруг (супруга) неправ(а). Что дальше? Следующая серия конфликтов, еще более ожесточенных, когда в речи появляются «сильные» аргументы: «Вот и моя мама говорит, что ты неправа», «отец меня предупреждал, что ты – не хозяйка», «твоя мать вечно лезет не в свои дела!». Конфликт становится еще более глобальным, в него вовлечены новые актеры и лица, которые, к тому же, теперь еще и заинтересованно спрашивают о том, о чем знать следовало бы только мужу и жене. С семейного покрова сорвана печать тайны, неприкосновенности, и часто это выливается в трагедию не только детей, но и внуков. И даже если предположить, что до развода не дошло и худо-бедно семья существует, одни из самых тяжелых для рубцевания – это раны давних ссор, в которые были вовлечены третьи лица. Между молодой семьей и ними возникает чувство неловкости, часто враждебности, недоверия. Как говорится в известной русской пословице: слово – не воробей, вылетит – не поймаешь! Уже и жена с мужем примирились, а теще все кажется, что зять на нее волком смотрит. Вот уже забыта и сама первопричина конфликта, а у молодой жены осталось в памяти, как мать сказала: «Могла бы, конечно, получше устроить свою жизнь, да что уж теперь…» Не договорила, а ложка дегтя еще десятилетия будет портить бочку семейного меда. Нет-нет, да и промелькнет в памяти. Отравит настроение, выльется еще в один, а то и десятки испорченных вечеров. «А счастье было так возможно, так близко…»

В прошлом существовала в крестьянском быту удивительная традиция: молодая жена, уходя в дом мужа, не переступала порог дома своих родителей около трех лет, а потом уже могла посещать их. Вероятно, таким образом – пусть даже несколько жестким – устанавливалась правильная семейная иерархия, правильное позиционирование членов семьи.

Что делать, если приходится жить в одной квартире? Безусловно, такая ситуация встречается часто. Старшим членам большой семьи – родителям – желательно помнить о том, что их словесное вмешательство в ссоры молодых может привести к разрушению семейного счастья и полноценной жизни детей и внуков. И они не скажут вам за это спасибо.

Что ж, в семье, как и на море, без бурь не бывает. Но семейному кораблю плыть дальше, путь у него долгий – длиною в жизнь. И пусть у его штурвала стоит пара, которая научилась вести его правильным курсом: между Сциллой обид и Харибдой колких слов, подальше от водоворотов непонимания, грубости и ссор.