Рубрики
Невидимая брань

«Здравия желаю!» — этими словами иерей Николай начал первую в жизни исповедь Алексея Петровича. Молодой священник был приглашен в это весеннее утро «на дом» отчаявшейся супругой отставного подполковника. Войдя в комнату и увидев на стене черно-белые фотографии молодого еще Алексея Петровича в форме, сержант Нестеренко, а ныне отец Николай, приосанился, и чуть было не взял «под козырек».

Подполковник в отставке понимал, что жизнь его на исходе, мучился ночами нестерпимыми болями, о которых знать позволено было только жене. Алексей Петрович готовился все утро указать прямой и короткий маршрут «попу» со словами «не дождетесь». Но от неожиданного приветствия только и ответил невпопад: «Вольно!».

Как у многих, исповедь у одра, ассоциировалась у подполковника с «проводами в дальний путь». А еще с тем, что «служитель культа» станет басистым голосом обличать его в грехах, заставляя в них зачем-то каяться. Но видя слезы жены в ее воспаленных от бессонных ночей глазах, решил-таки уважить ее просьбу. Про себя же подумал, что разберется с этим ее «батюшкой» парой-тройкой крепких слов.

Но после того, как в комнате прогремело «Здравия желаю!», все пошло вразрез с намеченным сценарием. Приветствие заставило, как в былые времена, собраться, и лишило всякого самооправдания, автоматически подняв боевой дух. Подполковник в отставке Алексей Петрович, ощутил себя вновь частью чего-то большего, как это было некогда во времена его службы.

Через два часа задушевной беседы c сержантом Нестеренко, а ныне иереем Николаем, была прочитана разрешительная молитва над седой головой военного. Сержант, словно политрук на подготовке, рассказал о том, что война идет вовсю, и ему, подполковнику, отведена в этой войне особая роль. А это совершенно меняет дело – дезертирству здесь не быть.