Рубрики
Не представляю себя без детей

Об отцовстве почему-то говорят реже, чем о материнстве. А ведь вклад отца в своих детей не менее важен, чем мамы. Перед вами — искренняя история Сергея Мотуза, отца 10 детей. О своем выборе, об отношениях, о ценностях, о сложных, кризисных, периодах и о моментах счастья. 

 

 

 

 

 

 

 

«В детстве я четыре года провел без отца. Так сложились обстоятельства. Для меня, ребенка, такой срок — это целая жизнь. Когда мы расставались, мне было 7 лет. А мама вот-вот должна была родить… Родился мой брат, и мы переехали жить к бабушке. Хотя и бабушка, и мама старались, чтобы мое детство было светлым, но все же я нуждался в поддержке, в советах отца, а его не было рядом. Сейчас, несмотря на занятость по работе, стараюсь участвовать в жизни своих детей, поддерживать их, помогать советом. 

Я рос в многодетной семье и в окружении многодетных семей. У моих родителей нас было пятеро. У наших родственников, которые жили рядом, тоже было пятеро детей, у соседей — шестеро. И я с детства воспринимал многодетность, как норму. Моей жене было сложнее к этому прийти, ведь у нее была только старшая сестра. Но именно Диана решила, что, раз мы с ней здоровы, и Бог посылает детей, значит, у нас будет большая семья. Потому что рожать детей — это естественно, такой порядок бытия. А я ее в этом выборе поддержал. Это случилось, когда у нас уже были Марийка и Толик, и должен был родиться еще один малыш. Для нас это был сложный период — физически и эмоционально. И это решение помогло пережить сложности и укрепило нашу семью. 

Поиск своего пути

Мы с Дианой познакомились в институте, и вскоре поженились. Когда родилась Марийка, мы еще были студентами. Однажды, перед сессией, отвезли малышку (ей было примерно 8 месяцев) к бабушке. Мы сдавали экзамены, и нисколько не переживали за дочку, ведь она была под надежным присмотром. Но через две недели забрали совершенно другого ребенка: в ее глазах уже не было той абсолютной беззаботности, а появились тревога и страх. Мы с женой были в шоке, и решили, что больше не будем оставлять Марийку даже на несколько дней. Мы — ее родители, в ответе за нее. Все же перед рождением Толика Диана вышла на работу — чтобы было на что жить. Она уже окончила институт, а я еще учился и не мог полноценно работать. Но вскоре мы увидели, что даже такое — не очень длительно отсутствие мамы — дочке на не пользу. И приняли решение, что работать буду я, а Диана — заниматься детьми. Родился Толик, а через год жена была снова беременна. И как-то все вместе наложилось: недосыпание, усталость, однообразие быта,  дефицит общения друг с другом. И мне, и жене было очень тяжело, мы стали отдаляться друг от друга. 

Слава Богу, что рядом оказался священник, который помог нам разобраться в себе, в своих ценностях и найти свой путь. В тот непростой период он стал не только нашим духовником, но и психологом. Благодаря его советам, мы приняли такую модель семьи, где муж — глава и добытчик, а жена заботится о детях. Также мы разделили наши обязанности: я работаю, а жена занимается бытом. В результате у нас сформировался свой мирок с четкой иерархией и пониманием, кто и что должен делать. И это уберегает нас от множества конфликтов. Жена не упрекает меня: «Почему ты не помыл посуду?», «Почему не вынес мусор?». Потому что это ее часть работы. Хотя, бывает, что я и посуду мою, и мусор выношу, но делаю это добровольно. Дом — это место, где мне комфортно и хорошо. И после работы мне хочется ехать домой, а не в баню или на пиво к друзьям. 

Лучший друг для меня — это Диана. С ней я могу поговорить обо всем. И она тоже может поделиться со мной своими чувствами, проблемами. У нас с ней близкие, доверительные отношения. Говорят, что любовь живет три года. Но, наверное, Господь не зря так устроил, что дети могут рождаться каждые два года, и любовь не успевает затухать, а продлевается. С каждым ребенком улучшаются и укрепляются наши с Дианой отношения. Часто можно слышать о том, что вначале была любовь, но с годами угасла, превратилась в рутину. У меня же все наоборот: мои чувства к жене сильнее, чем 20 лет назад. И во многом благодаря детям. 

Жизнь, как зебра

За 20 лет совместной жизни у нас с Дианой родилось десять детей: Марийка, Толик, Вова, Оля, Саша, Ваня, Миша, Кристина, Аня, Антон. Можно сказать, что эти годы были похожи на зебру со светлыми и черными полосами. Светлые полосы — это все радостные моменты с детьми, с семьей. А черные — сразу после родов — у нас с женой резус-конфликт группы крови, и, начиная с Саши, шестеро детей после рождения лежали в реанимации. И тогда я просто брал все обязанности жены на себя. Делал то, что нужно: заботился о детях, которые остались дома, решал бытовые вопросы, покупал лекарства, ездил в больницу к жене и малышу, поддерживал Диану и молился, чтобы все было хорошо. Большой поддержкой была помощь моей матери и тещи. 

Обычно в эти периоды возникали сопутствующие сложности.  Перед рождением Саши, я как раз остался без работы. Дом не достроен, жена в больнице, денег особо нет и нет уверенности в завтрашнем дне… После рождения Миши у Дианы были осложнения после родов, и она тоже попала в больницу с тромбом в ноге. Когда жена лежала в реанимации с Антоном, Аня, которой не было и года, заболела сильнейшим ротавирусом. Временами казалось, что все, крыша едет, нет сил терпеть. Но приходило два-три месяца, и все постепенно налаживалось. Несмотря ни на что, я всегда был рад, что у нас появился еще один малыш. Сейчас мне даже трудно представить, чтобы кого-то из них не было. 

Сова и одиночка 

Когда я возвращаюсь с работы домой, все дети встречают меня, обнимают, целуют, рассказывают о том, что у них произошло за день, показывают рисунки, поделки и хорошие оценки. Мы разбираем, кто что сделал и чего не сделал. Этот ежедневный ритуал очень дорог мне. После ужина у меня есть время отдыха, когда я могу побыть один. Для меня это важно, ведь я по природе — одиночка. У меня есть любимые места: в саду, на балконе, в моей комнате. Там я могу привести мысли в порядок, почитать. Я благодарен, что и жена и дети уважают мою потребность побыть наедине с собой. А когда все дети уже уснут, наступает наше с женой время, мы общаемся, смотрим фильмы. Часто это происходит ближе к полуночи. 

Я привык мало спать — 5-6 часов в сутки это для меня норма. В таком ритме я живу много лет. Даже сейчас, когда дети подросли и есть возможность лечь пораньше, не могу уснуть раньше двух ночи. По биоритмам я — сова, и подняться рано для меня сложно, но приходится — до работы еще нужно отвезти детей в школу. Если удается поспать до восьми — все, я уже выспался. Сейчас у меня такая должность, что есть возможность самому регулировать свой график, и я этому рад. А начинал я обычным бухгалтером. Но то, что в нашей семье работал только я, а также рождение детей, которых нужно было кормить-поить, стали хорошим стимулом для роста. Я понимал — шансов расслабиться нет, нужно думать, где заработать денег. Удивительно, но благосостояние нашей семьи росло пропорционально количеству детей. Не зря говорят, что раз Бог дал ребенка, даст и на ребенка. У нас было именно так. Денег всегда было достаточно, чтобы кормить одного, потом двух, потом трех, а сейчас и десятерых детей.   

Воспитание примером

То, что помогает мне в семейной жизни — это ответственность. Я считаю, у женщины на первом месте в отношениях — любовь. Когда женщина любит, она отдает себя, меняется. Для мужчины просто любить — недостаточно, нужно еще и делать то, что должен: кормить семью, защищать родину… Если мужчина любит, но при этом безответственный, то в этом нет ничего хорошего. 

Как воспитать эти чувства в детях? У нас с женой нет каких-то особых методик. В основном мы воспитываем своим примером: просто живем, а дети смотрят на нас, на наши взаимоотношения. Не могу сказать, что я хороший воспитатель. Бывает, что и кричу на детей, и наказываю. Сержусь, когда кто-то из них уклоняется от своих обязанностей. У каждого они появляются с 7-8 лет. Это не что-то сложное, а элементарные вещи: убрать за собой игрушки, сложить свои вещи, подмести. У старших есть дежурства по кухне и во дворе. Для меня важно, чтобы это соблюдалось. Иначе в доме будет хаос. Ведь когда в одном помещении одновременно десять детей, у кого-то переходной период, а кто-то еще ходит в подгузнике, то порядок быстро нарушается. Только убрали на кухне, а через полчаса это уже незаметно… Сейчас, когда Марийка и Толик учатся в ВУЗах и живут в общежитии, стало легче. А скоро уйдет и Вова. Так, постепенно все разъедутся, и будут приезжать в гости. Мне нравится, когда старшие на выходных возвращаются домой, и вся семья собирается за одним столом. Пройдет время, и будут приезжать с внуками… Дай Бог дожить до этого момента. Дети — это стимул жить. 

Личный кризис 

Примерно четыре года назад, у меня был период потери смысла. Уже были дети, дом, работа, достаток. Но я не понимал, куда двигаться дальше, к чему стремиться. Не находил мотивации, чтобы жить дальше, чувствовал апатию, усталость, даже начал болеть. Понятно, что мое настроение отразилось на отношениях с женой, детьми. Я придирался ко всему, был нервным, раздражительным. Они же все это терпели... Мне хотелось кардинально что-то поменять. И это желание перемен вылилось в то, что мы с женой стали путешествовать. Дети уже подросли, и мы могли оставить их на несколько дней. Сначала мы просто снимали отель под Киевом или в Киеве, приезжали туда в пятницу вечером, а в субботу возвращались домой. Этого времени было достаточно, чтобы переключиться мне от работы, а жене от быта. Мы чувствовали себя молодоженами! И решили, что каждый сезон (4 раза в год) будем куда-то ездить вдвоем. Смена обстановки, отдых, новые впечатления — то, что помогло мне выйти из кризиса, хоть на это ушло несколько лет. Я благодарен жене, что она все это время была рядом, поддерживала меня, хотя это было не всегда легко. И то, какие мы сейчас, какие у нас дети, дом — во многом ее заслуга. Благодать в нашу семью пришла через нее. Считаю, что наша жизнь сложилась удачно. Несмотря на трудности, мы не сталкивались с непреодолимыми препятствиями, с неизлечимыми болезнями, смертью. Не знаю, почему так случилось, за что Бог ограждает нас. Не могу сказать, что это тот того, что мы такие хорошие, может, наоборот,  мы настолько слабы, что не пережили бы скорбей, впали бы в отчаяние. А так все, что происходило в жизни, было нам по силам.  

Счастье — дома

Могу сказать, что я — счастливый человек. Бывает, лежишь в шезлонге под вишней, слышишь голоса своих детей, играющих дворе, щебетание птиц, и чувствуешь, что счастлив. Откуда берется это состояние, когда радуется душа? Не потому, что тебе что-то подарили, или ты что-то выиграл, купил, а просто так, даже когда ничего особенного не происходит. Я так думаю, что счастье —не результат наших действий, а то, что снисходит от Бога как подарок. И когда это происходит, наступает полнота жизни. В храме, на Литургии или после Причастия, или когда путешествуем с женой, но чаще — дома. 

БОКС: Больше фотоисторий — на странице «Отцы»: https://www.facebook.com/fatherphotostories/