Рубрики
Ксения и Жанна. Две истории любви

Когда скончался Андрей Петров, его жена раздала все имущество, надела мужское платье и сказала: "Андрей жив, а Ксения умерла", и пошла скитаться по улицам холодного Петербурга. Ее друзья и родные, которые увидели ее в день похорон в мужском камзоле и штанах, в ужасе думали, что молодая женщина сошла с ума от горя и любви к покойному мужу.

Я очень хорошо представляю это: жители северного города сидят при свечах темными холодными вечерами и рассказывают друг другу последние слухи о молодой женщине. Представляю, как в нее бросают камни мальчишки, и как она, полураздетая, ночами напролет стоит на коленях посреди заснеженного поля, как питается объедками и много других ужасов и невероятных сцен. 

Но годы идут, и сначала посторонним людям, а потом, может быть, и родным становится понятно, что Ксения не сошла с ума. Она вместе с любимым умерла и родилась для жизни вечной. Это Любовь провела её через сени смертные. Это Любовь преобразила её мертвую от горя душу.

Я не знаю, как и почему случилось это невероятное житие. Мне бы хотелось, чтобы матушка Ксения была по земному счастлива, родила бы деток, радовалась внучатам и выращивала цветы в своем саду. Но очень часто в жизни что-то идет не так, как мы хотим. Смерть любимого и все мечты о цветах и детках исчезают, как дым, и человек остается один на один с ужасом небытия. И именно в этот момент, мне так думается, происходит самая главная битва человека с силами ада. Матушка Ксения вышла из этой изнурительной, долгой, тяжелой битвы победительницей. Любовь и вера дали ей силы. И теперь она, своими молитвами и небесным заступничеством, дает силы нам. 

День памяти святой блаженной Ксении Петербуржской по старому стилю приходится на 24 января. Эта дата в моем сознании очень странно пересекается с днем смерти одного из самых известных художников ХХ века — Амедео Модильяни. Гениальный живописец-портретист, график и скульптор, яркий представитель экспрессионизма и, наконец, настоящий итальянец — красавец и сердцеед, Амедео Модильяни умер 24 января 1920 года, оставив вдовой любимую и любящую жену Жанну Эбютерн. Жанна вот-вот должна была родить их второго ребенка. Эта история любви многократно описана в книгах и показана в фильмах.

Консервативная семья юной, скромной и послушной, семнадцатилетней Жанны яро противилась ее союзу с тридцатитрехлетним нищим чахоточным художником-алкоголиком, но несмотря ни на что, довольно скоро после встречи они стали жить вместе. Амедео нашел ту, о которой мечтал всю жизнь, о которой задолго до знакомства говорил друзьям: "Я жду ту, что приходит ко мне во сне. Она тиха, как ангел. У нее грустное лицо. Она все время молчит и ничем не выдает своего присутствия. Но я чувствую. Чувствую, что она рядом и верит в меня".

Жанна пожертвовала ради любимого всем. Кроткая и послушная, она проявила железную волю и не позволила разлучить себя с любимым. Её чувство было поглощающим. Жанна взяла на себя все бытовые заботы о нищем художнике, часами, не шевелясь, позировала ему для портретов, принимала его трезвым и пьяным, терпела раздражение и неуемную веселость, без претензий прощала любую грубость и агрессию, посвятила ему себя всецело и беззаветно.

Благодаря этой  любви, заботе и вере в талант мастера, мировая художественная культура обогатилась множеством прекрасных полотен. За два года жизни с Жанной Амедео Модильяни создал более ста новых картин, двадцать из которых — портреты любимой.

Зимой 1919-1920 гг. у художника началось обострение туберкулеза и поздним январским вечером он скончался от туберкулезного менингита в больнице для бедных и бездомных. На следующий день Жанна пришла проститься.

Она долго смотрела на его лицо, потом положила ему на грудь длинный локон своих волос и вышла, постепенно отступая, ни разу не повернувшись к нему спиной. Умерший был ее святыней. Ее алтарем. 25 января на 9 месяце беременности, оставив сиротой маленькую дочь, Жанна Эбютерн выбросилась из окна, не в силах жить без любимого.

 Мне ужасно-ужасно жаль. Совершенно невыносимо представить себе эту страшную ночь с 24 на 25 января 1920 года. Убитую горем Жанну, смотрящую в лицо небытию. Эту последнюю битву в её измученной душе. Мне кажется, было очень холодно. И дул сильный ветер. Такой же сильный, как на заснеженном поле под Петербургом, на котором так часто молилась блаженная матушка Ксения.

А еще я верю, что блаженная там, вне времени, но в Любви, молится о несчастной Жанне, которая ушла искать свою потерянную любовь и заблудилась.