Рубрики
КОРОНА НА ДВОИХ

         Они приходились друг другу кузиной и кузеном. О возможном браке между ними заговорили, когда они еще не достигли совершеннолетия. Браки по расчету в знатных семьях — обычное дело: ради укрепления влияния и финансового положения. Она — наследница английского престола, будущая королева Виктория. Он — бедный немецкий принц Альберт Саксен-Кобург-Готский. С тринадцати лет она знала, что займет престол одной из самых влиятельных и богатых стран в мире — и сделала своей кукле игрушечную золотую корону, словно примеряя ее на себя. Он же и предвидеть не мог, что в будущем разделит ответственность правления с королевой Англии и станет ее любимым мужем.

 

 

 

 

 

 

Высокое положение — еще не залог счастья, особенно в детстве. Виктория воспитывалась в строгих правилах Кенсингтонского дворца. Отца она совсем не знала (он умер, когда девочке едва исполнился год), мать, герцогиня Кенсингтонская, находилась под безраздельным влиянием сэра Джона Конроя, ее близкого друга и советника. Виктории не с кем было даже просто поиграть. Одним из ее самых близких друзей был, пожалуй, спаниэль Дэш. Да еще преданная гувернантка Лейцен спасала ситуацию. Девочку, а позже юную девушку, всячески ограждали от контактов с внешним миром, она очень редко бывала при дворе.

Ее судьба, казалось, всегда будет зависеть от непомерных амбиций матери и сэра Конроя: первая видела себя регентом при дочери-королеве, второй мечтал приблизиться к трону и власти.

 

Однажды рано утром, 20 июня 1837 года, неожиданно прибыл архиепископ Кентерберийский. Виктория вышла в ночной сорочке. Став перед ней на одно колено, архиепископ сообщил, что отныне она — королева.

 

Корона была не просто тяжелой — а очень тяжелой! Тяжело с короной прямо держать голову, приветливо улыбаясь. Позирование придворному художнику, писавшему, по традиции, портрет юной королевы в полном монаршем облачении, превратился в пытку. Тяжело было чувствовать непомерную ответственность — и давящее одиночество. Виктория отмечала на страницах дневника: «Я совсем одна». И эта фраза, как ни парадоксально, повторится десятки раз именно в те дни, которые внешне стали ее триумфом: перед ней склоняли головы самые знатные представители древних родов Англии, она смогла добиться — наконец! — долгожданной свободы, впереди была коронация. Но в реальности Виктория задыхалась под лавиной обрушившейся на нее дел и информации: нужно было запомнить сотни лиц, имен, званий, положение в обществе каждого, детали и нюансы взаимоотношений. Быстро обнаружилось: ее образование оказалось недостаточным. Королева в срочном порядке глубоко овладевала историей страны и правилами этикета. 

 

Судьба была к ней благосклонна. Лорд Мельбурн, премьер-министр, оказался тем человеком, который первым протянул ей дружескую руку помощи на тернистом пути правления. Потерявший жену и сына, он искренне привязался к неопытной, импульсивной и искренней 18-летней королеве. Постепенно его влияние выросло — он заменил Виктории отца, наставника и стал ближайшим сподвижником в делах. Злые языки не молчали: в обществе Викторию называли «миссис Мельбурн», намекая на более тесные связи между ней и премьером. 

 

Время шло. Все чаще поговаривали о женихе для королевы. Родственники — особенно мать — открыто говорили о кандидатуре принца Альберта. Виктория молчала. Во время первого визита в Англию он не произвел на нее благоприятного впечатления: слишком серьезный, несколько замкнутый, откровенно скучающий на пышных приемах. Ему и вправду по душе больше были спокойствие кабинета, где они с братом увлеченно собирали коллекцию птиц, занятия рисованиям и музыкой, охота, тишина густого баварского леса.

 

Кроме того, после восхождения на трон, Виктория уверенно заявила, что вовсе не собирается замуж, а посвятит все свои силы управлению государством. И уж если ей доведется выбирать себе спутника жизни, то сделает она это только по собственному желанию — и по любви. 

 

Второй визит принца — через три года после первого — принес ожидаемый результат. Неожиданно для самой себя, Виктория влюбилась! Это была пылкая влюбленность юности, соединенная с глубокой интуицией и сильной волей, против которой трудно устоять. 

 

Королева сама сделала принцу предложение. Так полагается, если положение девушки выше положения юноши. Восхищаясь личностью кузины, ее характером, воспитанием, целеустремленностью и силой духа, он без промедления принял предложение о браке. 

 

Настал день свадьбы — 10 февраля 1840 года. Казалось, у этих молодых людей впереди лишь счастье и безмятежность. Ведь у них было все — положение в обществе, богатство, влияние, молодость. Но, как и любой вновь созданной семье, им пришлось пройти тернистый и извилистый путь.

 

Непросто было становиться настоящей королевой. Но, пожалуй, еще сложнее стать настоящей женой. Первые годы семейной жизни в Виктории говорила именно королева. Вырвавшись из-под давящей опеки матери и ее фаворита, Виктория больше всего боялась не состояться как самостоятельная личность. Многим позже, на страницах дневника, который она вела на протяжении 70 (!) лет, стареющая королева признается: «Какой же я была глупой! Как сильно я ранила его — и не понимала этого!». Деятельная натура принца изнывала от вынужденного безделья. Когда он предложил жене свою помощь, чтобы разобрать груды накопившихся бумаг, она решительно отказала: нужно было думать об общественном мнении. А вдруг скажут, что она находится под влиянием мужа-иностранца?! Его это глубоко обидело, но Альберт не показал виду. Он попытался вникнуть в ведение придворного хозяйства, вести его более разумно и экономно — вновь преграда. Это было безраздельное царство гувернантки Лейцен, которое она не собиралась ни с кем делить. 

 

Родилась первая дочь. Отношения в семье были неровными. Вероятно, сказывалось то, что оба — как Виктория, так и Альберт — не видели в своей жизни примера счастливой и гармоничной жизни собственных родителей: она не знала отца, ее воспоминания тяготила темная тень сэра Джона. Он скрывал от всех рану детства: отец и мать были взаимно неверны друг другу. Когда маленькому Альберту исполнилось всего пять лет, мать отослали подальше от детей. Она пришла прощаться — маленький принц сердцем почувствовал, что видит ее в последний раз. Так и случилось. Глубоко порядочный и верующий, Альберт мучительно переживал нарушение обоими родителями обетов, данных при венчании. И так же мучительно он переживал открывшуюся ему в браке истину — внезапно он понял, что ценит, уважает Викторию, будет верен своей жене до конца, но….он не любит ее по-настоящему. Он страдал и искал ответ на вопрос: возможен ли случай «сначала брак — потом любовь»? 

 

Однажды, во время болезни маленькой Вики, уставшая до предела королева сорвалась — и при слугах «поставила мужа на место». Он немедленно вышел из детской и закрылся в своей комнате. Поостыв, Виктория постучала в дверь. «Кто там?», — ровно прозвучал вопрос. «Откройте же, это королева!», — за дверью воцарилось полное молчание. Виктория настаивала. «Кто там?», — все так же прозвучало из-за закрытой двери. «Альберт, откройте, это королева!», — и вновь долгое молчание. Виктория металась по коридору. Сколько прошло времени, никто не знает, но, наконец, она вновь постучалась в дверь, тише, чем прежде. «Кто там?». — «Это ваша жена и мне нужно поговорить с вами». Дверь, наконец, открылась — и они помирились. Возможно, впервые за всю короткую семейную жизнь королева Виктория просто просила прощения у мужа — и он ее, конечно, простил. 

 

Хрупкая и маленькая внешне — рост всего 152 сантиметра — Виктория обладала недюжинной силой характера и ей, как и многим сильным духом женщинам, было непросто признать главенство мужа. В ней говорила кровь королей, врожденная величественность и осознание того, что монарх — символ и олицетворение нации. Но от обожания и поклонения до ненависти народа — всего один шаг. За годы правления на нее было совершено шесть покушений. Альберт дважды прикрывал ее собой от пуль убийцы. Был ранен. Вся в слезах, она спросила его, зачем он это сделал. Последовал ответ: «Потому меня заменить можно, а вас — нет». Кто знает, не стал ли этот случай тем сокровенным моментом, когда королева поняла, что никто и никогда не сможет заменить ей мужа? И что у нее нет человека ближе, чем он?

 

Лед обособленности и гордости постепенно таял. Настоящая любовь приходит медленно и тихо. Только со временем Виктория научилась выслушивать всех политиков — но советоваться, прежде всего, с мужем. Последовали изменения. Стол Альберта, по просьбе королевы, был перенесен к ней в кабинет и установлен напротив. Теперь, работая, они могли постоянно общаться друг с другом.  

Наступил и ключевой момент — с ключом от тайного сейфа Империи, единственный экземпляр которого был только у Виктории. Однажды, войдя в кабинет, королева молча отдала мужу дубликат ключа. Он ответил понимающим и благодарным взглядом. 

 

Кстати, принца Альберта зачастую можно было найти в рабочем кабинете даже ночью. Высокоинтеллектуальный, думающий и талантливый человек, он шел работать туда каждый раз, когда ему в голову приходила удачная идея или проект. 

 

По-настоящему звездным часом для него стала Международная Выставка 1851 года, проводившаяся в Лондоне. Принц пригласил опытного архитектора, который предложил строительство невиданного по тем временам стеклянного павильона, пропускавшего свет на экспонаты сверху. Политический бомонд категорически не поддержал принца — и не выделил средств! Тогда деньги собрали силами простых граждан — по подписке. Удивительное, легкое, словно летящее здание Выставки было собрано всего за шесть месяцев. О том, с каким вниманием Альберт относился к благосостоянию страны, можно судить по следующему факту. Когда выбрали место для павильона, оказалось, что придется срубить несколько многовековых деревьев. Принц был категорически против — уникальные деревья следовало сохранить! И тогда их удачно «вписали» под высокий стеклянный купол, что впоследствии несказанно порадовало и удивило гостей. 

На торжественном открытии Выставки королева произнесла речь, в которой публично заявила, что лишь стараниями и талантами ее мужа, принца Альберта, это предприятие стало возможным. Ее теплые слова предназначались ему. Ее глубокое признание — ему. И ей было все равно, что подумают или скажут окружающие. Альберт не ожидал. Он работал совершенно бескорыстно, не думая о признании. Внешне он всегда находился в соответствии с этикетом — на два шага позади своей королевы. Однако за 11 лет брака произошли глубочайшие внутренние изменения в отношениях супругов. 

 

О том, насколько сильно королева оценила, наконец, своего мужа, говорит строчка в ее дневнике: «О, если бы я только могла передать ему Корону!». И мало кто знает, что настоящим триумфом королевы стала вовсе не Выставка — хотя событие это было действительно уникальным. Принц Альберт в тишине, вдалеке от чужих глаз и ушей, признался ей в любви. Это признание в настоящей любви мужа и отца ее детей стало для королевы поистине бесценной жемчужиной ее царствования.

А знаменитая английская Международная Выставка продлилась целых полгода! Ее посетили миллионы людей. Там можно было увидеть уникальные экспонаты — последние достижения английской индустрии, плавательные аппараты, все, что угодно — от индийских слонов и цветистых тканей из английских колоний до первой модели паровоза.

Тяжелой и уверенной поступью наступал век индустриализации. Англия стала одной из первых стран, которую уже к 1850 году покрыла сеть железных дорог (и это тоже была идея принца Альберта, чему Виктория поначалу противилась!). Процветала торговля, росло влияние прессы. Зарождались революционные движения и волны социальных беспокойств, которые позже потрясут основания многих европейских стран. И тот факт, что Англия устояла в этом сумасшедшем водовороте, можно объяснить разумным правлением и мощным влиянием гуманистических идей принца Альберта. Он первым почувствовал опасность политических потрясений — и всеми силами старался предотвратить недовольство народа, улучшая систему образования, здравоохранения, условия жизни рабочих дома и труда на фабриках. Почти все огромные средства, собранные во время Выставки, принц решил вложить в развитие…музеев. И хотя при его жизни было только положено основание, сегодня десятки знаменитых музеев Англии — это детища принца Альберта и живое воплощение его ума и талантов. 

 

Чутким сердцем понимая, как важно королевской семье побыть иногда в одиночестве, вдали от шума и суеты Двора, принц лично спроектировал семейное гнездо — летнюю резиденцию Осборн-хаус, куда большая семья удалялась время от времени, чтобы насладиться тишиной, красотами природы, спокойствием и драгоценным временем, проведенным вместе. 

 

Принц Альберт стал крестным отцом — как в Великобритании, так и во всем англоязычном мире — новой традиции украшения новогодних ёлок. По его инициативе в 1841 году в Виндзорском замке была установлена первая рождественская елка — до этого рождественские деревья ставились, в основном, только в Скандинавии, Голландии и Германии. В декабре ко дворцу подвозили подводы с зелеными красавицами из Германии, которые затем на радость взрослым и детям горели сотнями свечей.

 

Сам Альберт, как говорят англичане, «сжигал свою свечу с обоих концов». Не щадя себя, он работал на пределе человеческих сил и возможностей, словно предчувствуя, что вскоре уйдет из этой жизни. Он умер от тифа, когда ему было всего 42 года и, как отмечали современники, выглядел гораздо старше своих лет.

 

В декабре 1861 года, когда полным ходом шли приготовления к Рождеству и уже привезли елки, — радость покинула королевский дворец. У изголовья умирающего принца склонилась не величественная королева, а просто любящая женщина, которая понимала — до разлуки с мужем остается так мало времени! Она шептала ему на его родном немецком: «Это я, ваша маленькая жена…».

 

 

ЭПИЛОГ

Лавры и громкая слава всегда достаются королеве. Именем Виктории была названа целая историческая эпоха. Ее называли «коронованной бабушкой» всей Европы — ведь дети и внуки Виктории вошли в королевские дома многих европейских стран. Последней русской царицей стала Аликс, одна из любимых внучек королевы, воспитанием и образованием которой она особенно внимательно занималась после смерти ее матери. На троне современной Англии — праправнучка Виктории, Елизавета II. 

 

Виктория и Альберт покинули этот мир с интервалом в 40 лет. После смерти любимого мужа Виктория пережила жесточайшую депрессию, сумела подняться и продолжать жить дальше — ради страны и детей. Она никогда не снимала траурных одежд — после потери мужа ее цветом навсегда стал черный. И тяжелую корону ей вновь пришлось нести самой.

 

Но человек, который сделал так много для нее и ее страны, навсегда остался в ее сердце. Она говорила с ним на страницах дневника: «Она стал для меня всем — отцом, братом, советником, другом, супругом. Теперь некому назвать меня Викторией…». Королева каждый день начинала с посещения его комнат, где все оставалось так, как было при жизни принца. 

 

Где заканчивается «я» и начинается «ты» в союзе любви? Страна Виктории стала страной Альберта, ее слава — его славой, ее корона — его короной.