Рубрики
Колючая нежность

Ей было нужно сильное плечо, а ему — нежность. Когда репейник и ромашка поженились, то были очень довольны.

“Он — хороший парень, — думала ромашка. — Только почему я раньше не замечала, что он такой колючий? Попрошу-ка я его переодеться в мягкие одежды”.

Репейник послушно натягивал одежонку, сшитую из листьев придорожной ивы, но от очередного неловкого движения наряд расходился по швам.

 

 

- Какой же ты... неуклюжий, — огорчалась ромашка. — Можешь быть аккуратнее?

- Мне кажется, что в этом свитере... я больше похож на новогоднюю ёлку. Тебе любоваться мною да хвастаться только?

- Что же ты такой угловатый? — раздраженно спрашивала ромашка. — Взгляни на меня и на себя — мы должны смотреться как единая пара!

- Да, должны смотреться... — равнодушно повторял репейник и наклонялся к чистотелу, чтобы тот налил ему "беленького".

Иногда "беленького" было больше привычного и репейнику снились страшные сны. Сегодня ему привиделось, что ромашка ползала вокруг него, шипела и была похожа на змею.

Утром репейник проснулся и тихо стал на одну ногу, боясь пошевелиться.

- Нужно подальше держаться от змей, — сказал он и спрятал голову под высокий зеленый воротник.

Ромашка посмотрела на супруга и отвернулась. В уголках ее глаз появились капельки росы.

На пригорке у дороги росли фиалки. Они тихо вздыхали, наблюдая за жизнью репейника:

- Какой был раньше красивый, сочно-бордовый цветок, — с большим сожалением говорили они.

- На что он стал похож?!

- Это всё его запои.

- Запои.

Осенью одежда репейника прохудилась, тонкие листья из его наряда разлетелись, а нити сползли на землю.

- Теперь мы отлично с тобой смотримся, — говорил репейник, — вытирая слезы ромашке.

На ее цветочной корзинке оставался один, последний лепесток.

- Что на нем написано? — всхлипывающим голосом спросила ромашка.

- Любит.