Рубрики
Книготерапия 3/14

Митрополит Антоний Сурожский. Человек

Александр Грин. Алые паруса

Анна Гавальда. 35 кило надежды

Франко Арминио. Открытки с того света

Митрополит Антоний Сурожский. Человек

Поскольку сейчас всюду только и слышно о самореализации и предназначении человека – ведутся споры, отстаиваются взгляды, рождаются новые идеи на этот счет, – мы также не смогли эту тему обойти стороной. Перед нами книга нашего современника, который, отлично зная не только богословие, но и психологию человека, опираясь на реалии нашего времени, словами сегодняшнего дня говорит о том, что такое призвание человека, самопознание, святость, верность, совесть, свобода…

Митрополиту Антонию удавалось сделать то, что в действительности удается немногим. Не спекулируя понятиями духовного, а истинно веруя, он простым доступным языком, словно собеседник во время прогулки по саду, открывает то живое, что ищет каждый человек, задающийся вечными вопросами.

Книга с таким простым названием «Человек» – ­о нас и для нас, людей с планеты Земля.

Александр Грин. Алые паруса

Со школьной скамьи мы помним историю юной Ассоль как историю о сбывшейся мечте. Но, читая эту книгу в более зрелом возрасте, обнаруживаешь неисчерпаемую мудрость родительской любви. Ассоль воспитывалась отцом, вдовцом с весьма сложным бескомпромиссным характером, человеком, твердо державшимся своих принципов и верований. Отец очень любил свою девочку и, не имея возможности оградить ее от жизненных опасностей и ловушек, сумел научить жить в грязи и не пачкаться. В маленькой деревне, где слова «честь» и «доброта» давно на заднем плане, живет девочка, которая умеет стойко защитить добро в своем сердце от издевок и нападок окружающих. Сбывшаяся мечта Ассоль – это не мистика и не сказка, а результат перенесенных страданий во имя того святого, что было в ее душе. Читая эту историю и открывая ее для себя, заново понимаешь вдруг, как легко можно повредить чистую детскую душу, выпачкав ее грязью разочарований. А можно иначе: научить ребенка верить в лучшее, даже если самому в это верить сложно, надеяться на светлое, даже если у самого в душе мрак уныния. Главное – вместе с ребенком превозмочь самого себя и, сделав усилие над собой, заставить поверить Богу. И дети в этом отличные помощники.

Книга не только напомнит о главном и непреходящем, но станет полезной для родителей в педагогических целях, а супругам поможет вернуть трепет и нежность в отношения. Рекомендуем для совместного семейного чтения.

Анна Гавальда. 35 кило надежды

«До трех лет, точно могу сказать, я жил счастливо. Я плохо это помню, но так мне кажется… Тогда, в детстве, я всех любил и думал, что меня тоже все любят. А потом, когда мне исполнилось три года и пять месяцев, вдруг: бац! – в школу». Вот так начинается история, которую, увлекшись, можно прочесть за один вечер. Книга рекомендована родителям, которые не боятся взглянуть на себя со стороны, увидеть свой взрослый мир глазами ребенка. Ребенка, который хочет быть любимым, жаждет познавать и открывать мир. Ребенка, которого взрослые пытаются уместить в тесные рамки условностей и стереотипов. История простого французского мальчишки повествует о том, что взрослые придумали сказку о беззаботном детстве, чтобы не принимать всерьез все многообразие и подлинность жизни ребенка. Дети отчаянно пытаются пробиться в мир взрослых, где их так часто не воспринимают всерьез. Книга яркой вспышкой напомнит нам, родителям, погрязшим в суете, о евангельской чистоте ребенка и, если повезет, даже вернет ненадолго в мир собственного детства, где все было на самом деле всерьез: и жизнь, и слезы, и любовь.

Франко Арминио. Открытки с того света

Христианину известно, что жизнь рядом со смертью становится особенно живой, подлинной. Есть замечательные слова о том, что смерть исключает жизнь, в то время как жизнь включает в себя и смерть. Мы знаем немало о важности памяти смертной, которая призвана быть стражем и цензором наших слов, воззрений, действий, словом, нашего жизненного пути. Но сложность состоит в том, что суета, дела житейские и бури страстей приглушают этот жизненно необходимый навык – памятование о смерти. Художественная литература, равно как и искусство в целом, способна легче и быстрее достучаться до нашего сердца, напоминая о вечном. Предлагаемая книга врывается в мир читателя короткими открытками, которые принес нам почтальон с того света. В этих открытках-посланиях строки предсмертных мгновений жизни. Отчаяние перед лицом смерти и неизбежность, неотвратимость ее вмиг расставляют жизненные приоритеты по местам. Книга заставляет задуматься о том, что «не так важно, живешь ты или умираешь, важно, ради чего живешь и умираешь» (митрополит Антоний Сурожский).

Открытки потрясают своей пронзительностью и краткостью.

«Как жалко тебя оставлять», – сказал я жене. Она сжимала мне руки. Никто так не сжимает руки, когда нам хорошо. Никто».

Последняя открытка с того света от почтальона – всего четыре слова: «Я тоже, я тоже».