Рубрики
К цели – любой ценой?

В доме не слышно топота детских ножек. Обои не разрисованы потешными каракулями, всюду царит нерушимый порядок. Ночью можно спокойно спать, никто не разбудит словами: «Мамочка, мне страшно». Что делать? Смириться с приговором или настойчиво бороться за счастье быть родителями? Этот вопрос возникает у супружеских пар, которые не мыслят своей жизни без детей, но остаются, к сожалению, бесплодными. О том, является ли современная медицина врагом или помощником в данной ситуации, мы решили узнать у заведующего родильным отделением Киевского роддома № 6 Ломыкина Александра Петровича.

– Сегодня очень широко применяется метод ЭКО как решение проблемы, если семейной паре поставлен неутешительный диагноз «бесплодие». Правда ли, что, следуя этим путем, невозможно обойтись без параллельного абортирования «лишних» младенцев?

– Простите за медицинские термины, но я вначале опишу сам процесс искусственного оплодотворения. Обычный цикл экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) при женском бесплодии предусматривает гиперстимуляцию яичников, изъятие яйцеклеток, отбор семени, оплодотворение, выращивание эмбриона в культуре, пересадку эмбриона. Механизм действия: в начале путем инъекции гонадотропных гормонов достигается гиперстимуляция женских яичников, производящих несколько яйцеклеток; эти яйцеклетки изымаются с помощью лапароскопического метода; в отобранном мужском семени сперматозоиды отделяются от семенной жидкости, помещаются в инкубатор и подвергаются обработке, создающей оптимальные условия для оплодотворения; сперматозоиды смешиваются с яйцеклетками в стеклянной чашке и выдерживаются при температуре +37 С°; через 24 часа из оплодотворенных яйцеклеток делают выборку, чтобы отделить наиболее жизнеспособные зиготы для выращивания и последующей пересадки эмбрионов, а остальные замораживают; предназначенные к пересадке ооциты выдерживаются в специальной жидкой среде еще 24 часа, пока не достигнут шести- или восьмиклеточного уровня дробления; для обеспечения оптимальных условий имплантации женщина получает эстроген и прогестерон; спустя 48 часов подготовленные эмбрионы пересаживаются с помощью катетера через шейку матки в ее полость.

До 1990-х годов переносили 7–9 эмбрионов. После переноса в матку этих эмбрионов возникала многоплодная беременность, вынашивание которой было рискованно. Поэтому при беременности 7–8 недель выполнялась процедура редукции, которая, по сути, означала убийство «лишних» зародышей внутри матки. Производилась редукция под ультразвуковым контролем посредством введения иглы в сердце зародыша. Выполняли ее те же руки, которые способствовали зачатию. Кому жить, кому умереть, специалист по ЭКО выбирал по своему желанию. Чем заканчивалась процедура, показывал тест на беременность, проводимый в конце второй недели. Остальные («лишние») эмбрионы замораживали (криоконсервация) на случай использования в будущем либо использовали в биопроизводстве.

Существенным моментом ЭКО является тот факт, что после успешного проведения процедуры 85–90 % жизнеспособных эмбрионов остаются «неиспользованными». Такие эмбрионы либо уничтожаются, либо передаются для имплантации другим женщинам, либо используются в экспериментах или биопроизводстве. После переноса в матку нескольких зародышей возникает многоплодная беременность, вынашивание которой рискованно как для здоровья женщины, так и для ребенка. Поэтому, желая иметь одного малыша, родители убивали 7-8 своих детей. Помимо этого, возникает большая вероятность рождения недоношенных и даже нежизнеспособных детей.

Впервые вопрос об ограничении числа переносимых эмбрионов был поставлен в 1990 году на заседании Европейского совета ВОЗ, где было показано, что из 10 000 детей, родившихся во Франции после ЭКО, в живых остались только 6000, остальные, в абсолютном большинстве из многоплодных беременностей (трое – шестеро), погибли. В связи с этим в большинстве стран мира был принят запрет на перенос более 4, затем более 3 и, наконец, более 2 эмбрионов. В «Основах социальной концепции РПЦ» обращается внимание на то, что «нравственно недо­пустимыми, с православной точки зрения, являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодо­творения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью». Эта позиция находится в полном согласии с современной эмбриологией, согласно которой эмбрион человека – это живое существо, отличное от своих родителей. Эмбрион принадлежит к роду Homo Sapiens, обладает собственным уникальным геномом, динамично развивается, последовательно раскрывая потенции, заложенные в него природой, и называется человеком на эмбриональной стадии его развития.

– Скажите, а существует ли альтернативный способ искусственного оплодотворения для бесплодных пар, который не противоречил бы христианской этике?

– Да, такой метод существует. Метод внутриматочной инсеминации максимально приближен к естественному зачатию – специально подготовленную сперму мужчины вводят в полость матки, и дальше оплодотворение происходит естественным путем. При этом выбирают наиболее активные и жизнеспособные сперматозоиды для преодоления барьера шейки матки. Преимущества метода – его простота, более низкая цена, приближенность к естественному способу оплодотворения и использование минимума препаратов. Этот метод благословляется церковью, поскольку не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Публикуя это короткое интервью, мы надеемся, что те наши читатели, для которых желание иметь детей внезапно оказалось столкновением с жестокой реальностью, не утратят веры, не впадут в отчаяние и найдут решение, которое наконец принесет мир в душу и непокой в дом – тот самый счастливый непокой, связанный с материнством и отцовством. Как мы убедились, медицина уже знает и применяет методы, решающие проблему бесплодия и при этом не вынуждающие идти против совести.