Рубрики
Фантастический христианин, обманывающий сам себя

      Фантастический христианин создает образ себя, каким он хочет быть или каким он должен быть. Такому человеку трудно слушать или читать евангельское или любое другое духовное слово, ибо оно требует полной собранности.

 

 

 

 

 

 

Брат  Господень  Иаков в своем соборном послании советует христианам слушать слово Божие и исполнять его, ибо если они его не исполняют, то обманывают себя: будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя. Слушая, но не исполняя слово Божие, христианин оказывается непоследовательным, что и ведет его к самообману, к расстройству его отношений с самим собой: ибо, кто слушает и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он.

 

 Этот человек вызывает справедливое недоумение: почему человек, разглядывающий себя в зеркале, сразу забыл себя, как только удалился от него? Может быть, он увидел там что-то такое, что ему не понравилось? Или, может быть, он увидел там себя столь совершенным, что больше уже не нужно о себе заботиться?  Но если бы так было на самом деле, брат  Господень Иаков не говорил бы о самообмане. Следовательно, недоумение остается. Что же такое этот человек увидел, после чего забыл себя?

       Наверняка он увидел то, что он должен изменить во всем своем существовании и поведении. Очевидно, зеркало указало ему, как он должен изменить свое поведение, свое мышление, свои чувства, настроения и помыслы. Вероятно, оно пробудило и чувство вины, спящее в неопознанных глубинах его души. Или же напомнило об упущениях и неисполненных обязательствах перед самим собою.

      Следовательно, зеркало нарушило его покой. Оно пробудило в нем потребность в деятельности и движении, потребность в подвиге, которым только и можно изменить и исправить образ жизни.

      Вот почему этот человек сразу забыл свой образ. Он прибегнул к самому легкому решению проблемы, которую создало ему зеркало — впал в забвение своего подлинного  образа. Восстановил свой покой. Снова отошел ко сну своего рутинного существования.

*    *    *

     Очевидно, что отношения верующего слышателя с зеркалом евангельского слова отображают основную проблему человеческого существования — проблему отношений с самим собой. И при этом — центральную и самую жгучую проблему этих отношений: проблему познания самого себя. Кто он есть и каким он должен быть? Похоже, что большинство людей плохо видят эту проблему. Они не хотят ее замечать и о ней знать. Они не желают серьезно ею заниматься. Они оказывают сопротивление любому побуждению к самопознанию.

     Интересно почему?

     Психология, исследующая бессознательное, установила, что мотивом для всякого сопротивления самопознания является страх. Страх перед реальным образом себя самого. 

     Известный психиатр и психолог Карл Густав Юнг утверждал, что большинство людей боятся проникнуть в глубину своей души — не выскочит ли оттуда какое-нибудь чудовище, какой-нибудь змей, который ужаснет их или вызовет у них разочарование.

     Люди боятся, что в этом случае они столкнутся с экзистенциальными проблемами и тупиками, которые их сокрушат. Поэтому они предпочитают  не заниматься проблемой, кто они такие и какой реальный образ их самих. Они чувствуют себя более комфортно и беспроблемно,  если поручают своей фантазии создать образ самих себя — такой образ, который соответствовал бы уровню и качеству их общественного положения. Предпочитают рисовать свой образ в собственном воображении, а не изменять его в реальности к лучшему подвигом и трудами. Они отказываются от перемен, путь к которым лежит через страдания. Отказываются от борьбы, результат которой не может быть известен заранее.

                                                           *   *   *

     Так и слышатель слова Божия, увидевший свое отражение в евангельской проповеди, заметил свои недостатки и несовершенства. Но лишь только он удалился от этого зеркала, как сразу забыл, каков он есть. Он вытеснил свой образ в беспамятство своего бессознательного, отверг этот образ и, как ему кажется, избавился от тяжелых экзистенциальных вопросов о том, каков его образ на самом деле.

    Но так легко от действительности не убежишь. Важный психологический закон предупреждает: «Все, что вытеснено, мстит».

    Итак, правду говорит брат Господень  Иаков. Если слышатель слова Божия не исполняет это слово, то он обманывает себя. Такая его непоследовательность отдает его в распоряжение психодинамических законов невротического комплекса. Поэтому потеря памяти о самом себе после того, как он увидел свое отражение и отверг увиденный образ, является началом возникновения невротического комплекса. Такой человек остается фантастическим христианином и оказывается во власти всех последствий самообмана,  во власти своего невротического мышления.

 

Фантастический образ, созданный фарисеем 

Фарисей — это религиозный тип, который известен всем. Господь, прекрасно зная, какое благочестие бывает у фарисеев и как они себя ведут, порицал их. Суровыми, но справедливыми словами Он указал на лицемерность этого благочестия, на пустоту фарисейского духа и противоречивость фарисейского поведения, которое свидетельствовало и расщеплении личности фарисея на взаимоисключающие душевные процессы.

    Фарисей говорит, но не делает. Учит и наставляет, но сам не соблюдает того, чему учит других. Он заботится об одном — своим внешним образом убедить  всех в подлинности собственного благочестия. Ему нравится, что на него смотрят люди и что он выглядит глубоко религиозным человеком. Его одежда, весь его стиль, учительская интонация его речи, его премудрость преследуют одну цель: выглядеть тем, кем он якобы является — учителем Моисеева благочестия и богопочитания. 

     Однако внутри фарисей остается не просто необлагороженным, он еще и преисполнен лицемерия и беззакония. Это подтверждается, например тем, что он поедает домы вдов,  при этом тратя много часов на длинные многословные молитвы. Его суждения и его логика  лукавы. Он утверждает, что дает десятину от своих доходов нищим. Но это касается лишь ничтожной части всех его доходов, ведь размер его милостыни зависит от продажи лишь дешевых растительных продуктов — мяты, аниса и тмина. В то же время он забыл о более важном в Законе: правосудии, милосердии и верности — и совсем не заботится об этом.

                                                            *    *    *

       При этом фарисей из притчи о мытаре и фарисее вырастает в своих глазах и становится выше всех людей на земле: я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи. Он благодарит Бога за то, что он не грабитель: ведь он не похищает чужого добра, например, дома у вдов. Он справедлив и никого не обижает. Его душа чиста — ведь он не прелюбодей. И его религиозная жизнь тоже совершенна и соответствует требованиям Моисеева законодательства. Он постится два дня в неделю и часто молится в храме. 

                                                            *    *    *

    И в Евангелии от Матфея, и в Евангелии от Луки Господь  лаконично и метко начертал Своим истинным словом образ фарисея. Этот образ вполне соответствует той патологии, которая наблюдается у невротического человека. То есть этот образ соответствует невротическому комплексу. 

    У фарисея есть проблема в его отношениях с истиной. Его целостный образ может быть описан с помощью категорий истины и лжи. Фарисей стал чужим для истины — высшей ценностной величины в иерархии ценностей. И жизненным ориентиром поставил на ее место ложь. Такая перестановка ценностей является важнейшим характерным элементом невротического комплекса.

    В этой перестановке  ценностей обнаруживается глубочайшая экзистенциальная черта фантастического христианина. Этой чертой является не что иное, как невротичность сознания фантастического христианина. Этот христианин, как и фарисей — лицемер, потому что, живя в Церкви, он не творит истину Церкви. Он творит лишь свою личную волю, которая обслуживает его беспечальную религиозную жизнь. Его фантазия постоянно  утешает его тем, что он истинный и подлинный христианин. Утешает его тем, чего нет в действительности.