Рубрики
Чадородие – билет в рай?

«Женщина спасется чадородием…» Три простых слова, сказанные двадцать веков назад, казалось бы, просто и доходчиво указали женщине дорогу в Небесную обитель.

Богодухновенность евангельского призыва оспаривать не приходится, но «бабья доля» сегодня как никогда тяготит утонченную половину человечества. Оставим за рамками нашего разговора тех, для кого апостолы и их послания – персонажи старинной легенды. Сознательным христианкам рожать «сколько Бог пошлет» также нестерпимо тяжело. В поисках царского, среднего пути, когда материнство не доводит до отчаяния, а радует и приносит плоды в Вечность, они не перестают сомневаться – спасаются чадородием или только многочадием? Дети ведь могут оказаться именно тем «богатством», с которым тяжело войти в Царство Небесное… И вообще, если женщина не замужем или бесплодна, будет ли и она спасена?

Касаться столь интимных и хрупких тем –дело неблагодарное, тем более изобретать ответы на самые волнующие вопросы. Небезопасно вторгаться под благовидным предлогом в святая святых, душу человека, «ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем» (1 Кор. 2, 11). Возможно, иногда достаточно честно озвучить вопросы, и потребность в поиске самих ответов исчезнет?

«Чем меньше женщину мы любим…»

Прошло немало времени с тех пор, как в тиши райского сада прародители услышали Божье благословение множиться и наполнять землю. Несмотря на это, есть люди, которые сознательно выбрали бездетность как одно из условий благоденствия. Кто-то пожертвовал всем ради карьерного роста, а кто-то просто решил не обременяться семейными узами и нежеланным родительством.

Иногда причиной одиночества является так и не наступившая встреча с тем единственным человеком на земле, вместе с которым «и в горе, и в радости» быть – за счастье. А если с детства уверен, что дети –плод любви в законном супружестве, а его все нет, то неужели есть повод отчаиваться? Разве ничего больше не имеет значения в этом огромном удивительном мире?

Одинокая женщина – явление распространенное и, к сожалению, умножающееся. Но христианство способно наполнить любую пустоту сокровенным смыслом, и женское призвание сможет проявить себя не только в ношении платья, помады, каблуков или младенца на руках.

Для поиска примера достаточно просто оглянуться вокруг. Рядом с нами живут странные люди, к примеру, одинокие учительницы или врачи, которые на вопрос, почему не сложилась их личная жизнь, без притворства ответят: стыдно было тратить время на себя. И в это нетрудно поверить, когда в темном переулке встречаешь врача-педиатра, спешащую на срочный вызов. Или замечаешь, как в доме напротив до утра не гаснет свет в окне учительницы литературы. А еще много одиноких женщин буквально живут при храмах – украшают их к праздникам, убирают после служб.

Наполненными любовью сердцами, с готовностью сострадать, успокаивать, заботиться на том месте, где были поставлены Богом, они зачастую светят другим, как маяки на берегу моря. Быть может, прожив незаметную жизнь, они отдали самое дорогое – свою душу на благо ближнего, так и не преуспев в чадородии. Но как обеднело бы общество без таких «блаженных»! Это и о них прекрасные стихи американской поэтессы Эмили Дикинсон. Получив нравственный ориентир, благодаря вере в Бога, она нисколько не тяготилась своим одиночеством, а скорее наоборот.

Если сердцу – хоть одному –
Не позволю разбиться –
Я не напрасно жила!
Если ношу на плечи приму,
Чтобы кто-то мог распрямиться,
Боль – хоть одну – уйму,
Одной умирающей птице
Верну частицу тепла –
Я не напрасно жила!

«Живи для других, только так ты обретешь покой», – советовал преподобный Алексей Зосимовский духовной дочери. Покой возможен там, где совесть не пребывает в смущении, где радостная улыбка миру исходит от благодушной уверенности: жить правильно – и есть счастье. В браке или чудаковатой отшельницей, главное – по совести.

У всех на виду

Но вернемся к чадородию и попробуем присмотреться: какие они – семьи, рискнувшие плодиться и размножаться столько, сколько Бог пошлет?

Нынешний уклад жизни подразумевает безостановочное стремление к комфорту, и вдруг находятся «юродивые», пренебрегающие отдыхом и тишиной. Непонятным фактом своего существования они задевали и продолжают задевать любопытствующий социум. Один вид уставшей неухоженной матери с потускневшими глазами в окружении сопливых ребятишек дает повод к злословию и пересудам. И поди докажи обратное…

Многодетным нелегко «держать марку» и постоянно пытаться соответствовать обычным семьям – в одежде, еде, образовании. Порой кажется, их мамы заражены комплексом «отличницы»: на пять с минусом – нельзя, только на пять с плюсом. Обязательно – музыкальная школа, бассейн и танцы. Обязательно – детские праздники с клоуном, а не без. Свою непохожесть компенсируют наличием в семье новомодных гаджетов и автотехники. Чтобы как у всех. Иначе опять заподозрят в попытке наплодить нищету. А там, где вера и любовь являются главными причинами умножения белобрысых макушек, финансы хромают, но все же чудесным образом покрывают нужды всех домочадцев.

Их жизнь с избытком наполнена событиями, эмоциями, горькими обидами и слезами радости, а быт однообразен и скучен: на плите – кастрюли-многолитражки с супом; в шкафу – сотни пар носков, и все разные; на повестке дня – найти бы виновного и допросить, куда подевалась щетка для обуви. Жизнь на повышенной скорости перенасыщена ежедневными вопросами самых маленьких членов – как, почему, когда и зачем. Вместе с тем медаль на шее из соленого теста с корявой гравировкой «Мама, ты – луДшая» посвящает в особую касту неисправимых романтиков, которые несомненно стремятся к порядку в доме, но беспорядок, оставленный детской игрой, умиляет их гораздо больше.

Радостно, когда близкие и дальние родственники принимают участие в проблемах и нуждах многочисленного семейства. Но, как правило, именно бабушки, дедушки, тети и дяди лишний раз упрекнут при малейшем сбое в системе домоуправительства: «Вот видите! Мы же сто раз предупреждали!» А умиления и радости самому факту рождения еще одной внучки или племянника у «группы поддержки» так и не выпросить.

Многодетные родители страдают от того, что их концентрат любви приходится разбавлять вдвое, а то и вчетверо, и если бы детей было меньше, то концентрат обладал бы более высоким качеством. Правда, идут годы, и они убеждаются: плотность населения в детской умножает, а не делит родительское сердце. Наверное, этому предшествовал выгодный брачный контракт: и отец, и мать заранее согласились прозябать в «сумасшедших» условиях, между ними в главном вопросе чадородия были совет да любовь. Но ни для кого не секрет, что есть супружеские пары, уже эмоционально выгоревшие на втором ребенке. Или будущая половинка одного целого впервые переступила порог храма только на венчании, а потому недоумевает – зачем добровольно усложнять жизнь и так «спасаться», если можно спокойно жить-поживать да добра наживать?

Одна плоть, но не душа…

Из распахнутых окон беззаботного детства во двор доносились аккорды незатейливого шлягера: «Главней всего – погода в доме, а все другое – суета…» Мы заигрались в «казаки-разбойники» и не успели оглянуться, как выросли, создали свои семьи и уже всерьез озадачены главным вопросом: как достичь единомыслия, сулящего тихую и благодатную погоду в доме? И есть ли необходимость в ясном солнышке и чистом небе для двоих, чей союз и так скреплен печатью в паспорте?

В последние годы семейная идиллия все больше напоминает зарисовку к басне Крылова «Лебедь, рак и щука», как только речь заходит о «планировании семьи». «Не дави на меня!» – уставший муж и слышать не хочет о желании супруги родить третьего, оправдываясь отсутствием достойной жилплощади или богатырского здоровья. Или наоборот, порадовать очередным наследником не спешит жена по своим, не менее «веским» причинам. Переступив порог храма, надеешься выдохнуть – здесь уж точно все обязанности четко прописаны в Вечной книге, и семейную лодку не раскачать глупыми вопросами.

К сожалению, и в воцерковленных семьях есть риск споткнуться о непонимание и боль. Женщина пропускает через себя все последствия грехопадения Евы – страдает токсикозом, схватками, маститами, выматывается бессонными ночами и нередко оказывается ни физически, ни душевно, ни нравственно не готовой нести этот подвиг в режиме «нон-стоп». «Есть женщины в русских селеньях», которые несут крест материнства легко и непринужденно, а что делать тем, кто унывает, а в «поддержку» – «смиряйся, спасайся, терпи»?

Признаться честно, на эти строки «вдохновило» знакомое семейство, вернее, его плачевное положение. На первый взгляд, милые интеллигентные люди, приятные собеседники, много лет в Церкви. Уже немолодая мама, опять беременная, носит грязное белье соседям – постирать в автоматической стиральной машине. Своей не нажили, так как отец после множественных попыток устроиться на работу не прижился ни в одном коллективе и изредка зарабатывает нехлебным трудом извозчика. В семье подрастают четверо детей, проживают в старом холодном доме частного сектора. Удобств нет. Отец оправдывает отсутствие воды и газа тем, что смысла нет рыть траншею и вести трубы от соседей, все равно последние времена не за горами. Тем не менее, уверен: жена должна смиряться и спасаться чадородием. «Вон, у прабабки было четырнадцать детей – и без удобств всех на ноги подняла», – оправдывает временами домостроя свое нежелание засучить рукава верующий муж. В глазах супруги – неизбывная тоска и молчаливое отчаяние. Судьбы женщин, принимающих тяжелые нейролептики и антидепрессанты, и, что невообразимо страшно, делающих втайне аборты, – наглядное пособие по плодам самоуверенной псевдодуховности. Вернее, о ее бесплодности в главном – Любви. Когда жена боится и не хочет больше рожать детей и поэтому избегает близости, а брачное ложе вызывает у нее отвращение, то даже если это и произойдет, с каким настроем ей предстоит выносить, родить и воспитывать будущего ребёнка? Ведь слово «близость» также означает совпадение, единство мыслей, чувств, пожеланий двоих.

А с другой стороны, мы сами выбираем себе супругов, нас никто не неволит. Разводы, аборты, скандалы – не выход в случае разногласий. Если в трудную минуту мы оказываемся один на один со своей духовной слабостью и осознаем, что «не тянем» Божьи повеления о чадородии, то, может, не искать виноватых, а просто попросить у Бога прощения и помощи? А после, избежав взаимных обвинений, попробовать договориться друг со другом? Ведь никакие эксперты со стороны не могут быть советчиками, если женщина боится или не хочет иметь детей. Правильное решение ей подскажет только любящее женское сердце и понимание надежного друга. Не тирана, превратившего домашнюю церковь в гетто, где цитаты из Библии подменили заботу и нежность.

Святые отцы усматривали спасение людей в последние времена не в подвигах, а в терпеливом перенесении скорбей и искушений. И если брак – это союз любви, то в наших немощных силах не удваивать скорби, а стать одной плотью и взаимно помогать друг другу по мере наших сил. Как утешительно видеть мужчину, гуляющего под дождем с коляской, в то время как мама прилегла отдохнуть после бессонной ночи! Или читающего на ночь сказку детям, невзирая на усталость после тяжелого рабочего дня... В таком доме материнство становится «игом благим и бременем легким», а благодарность творит чудеса. И дети, желанные дети, смогут наполниться благозвучием семейной гармонии и развернуться всей душой навстречу миру – природе, музыке, поэзии, труду.

Дело рук моих исправи

Единым сердцем, быть может, супруги забьются по прошествии не двух и не десяти лет совместной жизни, а стать родителями посчастливится намного раньше. Не одолев и половины легендарного пуда соли, они вступают в самое главное испытание для взрослых – детьми. Оправдаемся ли на последнем Суде количеством наследников, когда окажется, что испытание не прошло проверку на качество? Есть отрезвляющие, словно снег за пазуху, строки Виктора Астафьева, писателя-правдолюба: «Как часто мы бросаемся высокими словами, не вдумываясь в них. Вот долдоним: дети – счастье, дети – радость, дети – свет в окошке! Но дети – это еще и мука наша! Вечная наша тревога! Дети – это наш суд на миру, наше зеркало, в котором совесть, ум, честность, опрятность нашу – все наголо видать…» И, к сожалению, «наголо видать» нашу несостоятельность в обычной межчеловеческой любви. Мы можем всю жизнь исправно заботиться о потомстве: кормить, одевать, учить, заставлять ходить в храм молиться и прочее, но так и не задаться одним важным вопросом: а счастливы ли наши дети? Уютно ли им на одной территории с родителями, воспринимают ли они дом как островок покоя, защищенности, взаимоуважения и доброжелательства в этом безумном мире?

Несмотря на все эксперименты, ошибки и подзатыльники родительского становления, детские душевные шрамы заживляет уверенность в собственной желанности в жизни родителей, в их безусловной любви. По мнению врачей, еще в материнской утробе непостижимым образом младенец знает, с какими чувствами его ждут или не ждут после рождения. Взрослея, он станет бережно собирать в рюкзачок воспоминаний истории о папиных переживаниях под окнами роддома и маминых слезах радости, когда он появился на свет. Хранимые родителями первый локон, зуб, дневник, букварь звякнут сокровищем на дне его рюкзака. И пойдет он с ним за плечами счастливый и уверенный дальше. А от того, чем напитали его детство близкие, зависит, удержится ребенок в Церкви по мере взросления или, издерганный и затюканный, просто пройдет мимо.

* * * * * *
Тема планирования семьи мгновенно рисует в нашем воображении «специально подготовленных» работников здравоохранения, мечтающих обезопасить каждого будущего родителя от лишних хлопот. И действительно: дети, дом, быт – эти спутники семейного счастья без взаимопонимания супругов становятся просто симптомами тяжелой болезни, побочными эффектами неправильной семейной жизни. Но в Церкви ответственное супружество и родительство всегда будут оставаться в чести.

Думается, когда придет час нашего последнего испытания, Господь будет смотреть не на количество и качество нашего потомства, а на уровень любви в наших сердцах. Без любви невозможно состояться супругам и родителям. Без нее нет смысла в чадородии. И все недоумения на этот счет разрешаются только любовью, потому, наверное, что потрясающий дар – детей – дает нам сама Любовь.