Выбор по выпускам
ВСЕ ВЫПУСКИ
  • выпуск 3/17
  • выпуск 2/17
  • выпуск 1/17
  • выпуск 4/16
  • выпуск 3/16
  • выпуск 2/16
  • выпуск 1/16
  • Выпуск 4/15
  • Выпуск 3/15
  • Выпуск 2/15
  • Выпуск 1/15
  • Выпуск 4/14
  • Выпуск 3/14
  • Выпуск 2/14
  • Выпуск 1/14
  • Выпуск 2/13

выпуск 2/17

Основы

Привязанность

Читая книгу “Любовь” Клайва Льюиса возникает навязчивое желание выбежать на улицу и показывать написанное в ней каждому прохожему. Хочется объяснять другим, но прежде себе, что ты не одинок в своих трудностях, это пережито простым человеком и извлечен колоссальный опыт. Мы попытались разделить главы на условные темы и с большой радостью делимся своей находкой с читателем. Цель одна: чтобы, прочтя эти перепечатанные абзацы, захотелось читать оригинал. Несмотря на то, что жил и умер этот человек в прошлом веке, написанное им актуально доныне, а психологам и педагогам стоило бы сделать его книги настольными. В этом номере мы продолжаем тему привязанности. 

Чудо рождения

Родить ребенка — так просто — это делали тысячи поколений женщин, начиная от сотворения человечества. И так сложно — создана целая наука — перинатальная психология, изучающая процессы, которые происходят с женщиной и ребенком во время беременности, родов, и сразу после рождения. Использование этих знаний позволяет сделать роды осознанными, когда женщина понимает, что с ней происходит, и для чего это нужно. 

Герои нашего материала делятся своим опытом, а перинатальный психолог поможет глубже взглянуть на чудо рождения новой жизни. 

Семья

Войти в реку

Однажды давным-давно владетельный князь, властелин земель и людей приказал прорыть канал, который соединил два рукава реки. Канал вырыли настолько глубоким, что он сохранился до сих пор. С виду он похож на настоящую реку. Один его берег обрывистый, а другой пологий, от самой воды поросший густым лесом. Достаточно быстрое течение не замедляют излучины и повороты. Несколько километров канала будто проведены по линейке. Здесь водится огромное количество разной рыбы. По ночам рыба начинает охотиться и шлепки по воде заставляют вспоминать рассказы о доисторических монстрах.

 
Виниловое дитя

«Я всегда клала с собой куклу: каждое человеческое существо должно что-нибудь любить, и, за неимением более достойных предметов для этого чувства, я находила радость в привязанности к облезлой, дешёвой кукле, скорее похожей на маленькое огородное пугало. Теперь мне уже непонятна та нелепая нежность, которую я питала к этой игрушке, видя в ней чуть ли не живое существо, способное на человеческие чувства. Я не могла уснуть, не завернув её в широкие складки моей ночной сорочки; и когда она лежала рядом со мной, в тепле и под моей защитой, я была почти счастлива, считая, что должна быть счастлива и она».

Шарлотта Бронте, «Джейн Эйр»

«Свежие пельмени или настоящая жизнь?»

Двадцать лет я помню эту историю. Твердо усвоив урок, полученный по «высоким тарифам», в расчерченной жизнью графе я сама поставила себе жирное — «зачтено». И каждый раз, когда возникает очередная задача, сначала сверяюсь — готова ли я ответить? Правильно ли рассчитала свои силы? Распределила время и ресурсы? Подобрала варианты? Пока ребенок маленький маме приходится нести ответственность, как в песне — «за себя и за того парня»…

В последнее время я все чаще задумываюсь — за что отвечает мама?  

Линия разлома

Войти в реку

Однажды давным-давно владетельный князь, властелин земель и людей приказал прорыть канал, который соединил два рукава реки. Канал вырыли настолько глубоким, что он сохранился до сих пор. С виду он похож на настоящую реку. Один его берег обрывистый, а другой пологий, от самой воды поросший густым лесом. Достаточно быстрое течение не замедляют излучины и повороты. Несколько километров канала будто проведены по линейке. Здесь водится огромное количество разной рыбы. По ночам рыба начинает охотиться и шлепки по воде заставляют вспоминать рассказы о доисторических монстрах.

 

Прямая речь

«Золотая роза» Константина Паустовского: мы ищем литературные таланты!

Киевский Дом Книги – это место куда словно к старому другу хочется прийти для задушевной беседы или же просто побыть в тишине. Давно уже это не просто книжный магазин, хотя выбор книг здесь, пожалуй, лучший не только в Киеве – здесь есть различная литература на украинском, русском, и иностранных языках. Но кроме того, Киевский Дом Книги дал старт многим творческим проектам, которые делают неоценимый вклад в культурное и творческое наследие страны. Сегодня мы хотели бы поговорить с  руководителем издательства Киевский Дом Книги, Вадимом Викторовичем Романенко о ежегодной  литературной премии имени Константина Паустовского «Золотая Роза», которая увидела свет в декабре прошлого года. 

Культура

ПОКОРИТЕЛИ ГЛУБИН: ЦЕНА ОДНОГО РЕКОРДА

Она словно не принадлежала этому миру и была отделена от него прозрачной звуконепроницаемой стеной. Сжав губы в одну линию, она взошла на нырятельную лодку — и тут же уединилась, облокотившись на снасти. Ее взор был направлен внутрь себя. 

 
Испытания на пути к любви (продолжение о свиданиях с любимым городом)

Могла ли я подумать, что продолжение своих признаний в любви к Вильнюсу я начну с вопроса «Люблю ли я все еще этот город?». Пишу эти строки и с трудом верю. Не буду тянуть и отвечу сразу – «Да!». Но очевидно, что сам вопрос родился неслучайно и не без причины. В этот раз меня ждали в Литве не только открытия, по-прежнему удивительные встречи и эйфория от влюбленности, но и испытания - сложные, временами и местами даже опасные. Впрочем, испытания на пути к настоящей любви неизбежны (даже если речь идет о любви к городу), вопрос лишь в том, будут ли они пройдены.

БРЫЙ

Брый был человеком пустым и пропал зря.

Началось все с того, что много лет назад Брый – тогда еще Молодой Брый - ни с того ни с сего подался в моряки. В моряки! И откуда в его непутевой голове могла такая мысль взяться? – в нашей деревушке отродясь моряков не бывало. Может, потому что мы благоразумны от рождения, а может, потому что моря все, и озера, и даже реки судоходные лежат так далеко, что никто из наших их никогда не видал. А вот Брыйни с того, ни с сего захотел стать моряком. Захотел - и ушел из деревни, оставил отчий дом, отца и мать. Ушел, как сгинул, - и вернулся только через пятьдесят лет, когда уже и отец, и мать его давно лежали в своих могилах, опущенные туда чужими людьми, ведь Брыя на ту пору рядом не было. Никто и не знал, жив ли он.

 

ЖЗЛ

ПОКОРИТЕЛИ ГЛУБИН: ЦЕНА ОДНОГО РЕКОРДА

Она словно не принадлежала этому миру и была отделена от него прозрачной звуконепроницаемой стеной. Сжав губы в одну линию, она взошла на нырятельную лодку — и тут же уединилась, облокотившись на снасти. Ее взор был направлен внутрь себя.