Выбор по выпускам
ВСЕ ВЫПУСКИ
  • выпуск 2/17
  • выпуск 1/17
  • выпуск 4/16
  • выпуск 3/16
  • выпуск 2/16
  • выпуск 1/16
  • Выпуск 4/15
  • Выпуск 3/15
  • Выпуск 2/15
  • Выпуск 1/15
  • Выпуск 4/14
  • Выпуск 3/14
  • Выпуск 2/14
  • Выпуск 1/14
  • Выпуск 2/13

выпуск 3/16

Основы

Бабий яр. Безмолвный крик длиной в 75 лет

 

«По ночам во сне я слышал крик: то я ложился, и меня расстреливали в лицо, в грудь, в затылок, то стоял сбоку с тетрадкой в руках и ждал начала, а они не стреляли, у них был обеденный перерыв… Этот кошмар преследовал меня, это был и не сон, и не явь, я вскакивал, слыша в ушах крик тысяч гибнущих людей. Мы не смеем забывать этот крик. Это не история. Это сегодня. А что завтра? Будем ли мы понимать когда-нибудь, что самое дорогое на свете — жизнь человека и его свобода? Или еще предстоит варварство?».

Анатолий Кузнецов, автор документального романа «Бабий яр».

Век и вечность: путь, длиной в 100 лет

Мы познакомились 9 мая. На лавочке, в лучах весеннего солнца, сидел дедушка. У него были живые глаза, по-детски открытое лицо, и память, сохранившая все подробности детства и юности — голодомора и войны. Захотелось записать историю человека, за плечами которого целый век жизни — в 2017 году деду Михаилу исполнится 100 лет.

(Мы сохранили живую речь, непосредственность и искренность рассказчика)

Семья

Репетиция ада. Зависть.

«Так завистью пылала кровь моя, 

Что если было хорошо другому, 

Так видел бы как зеленею я.

И вот семян своих я жну солому».

Данте Алигьери. «Божественная комедия»

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Андрею было девять, и он плакал. Да и как тут было не заплакать, если первый в этом году выезд в село оказался последним — и в году, и вообще. Как только они выбрались из попутки перед собственным двором, с лавки под забором поднялся худощавый остроглазый человечек и направился к бабушке. Человечек не поздоровался, только спросил:

- Ну, так мы договорились? — бабушка кивнула, и он тут же ушел. А чуть позже бабушка сообщила, что хата, старая прадедова хата, продается. То есть, уже продана — тому самому худощавому благодетелю, дай ему Боже, а то никто не хотел покупать.

 
В ГОСТИ К СВЯТИТЕЛЮ НИКОЛАЮ

В нашей семье, на протяжении уже нескольких поколений, святителя Николая любят особенно. В воспоминаниях моего детства — рассказы о прабабушке, которая пела в церкви святителя Николая и, хотя музыкальной премудрости нигде не училась, преуспела так, что священник ей подарил икону святителя. Давно нет прабабушкиного дома, разрушена большевиками после революции 1917 года церковь, куда спешили на молитву мои предки, но в храме села Петрово Кировоградской области я все же смогла увидеть ту самую икону, ее сохранили и вернули в храм, уже после смерти прабабушки. 

 
КОНТАКТ? ЕСТЬ КОНТАКТ!

О противоречивом мире подростка

Почему дети уходят из церкви?

Вторая часть. Окончание. Начало в № 2/2016.

 
Прорва

Кошку я сразу назвал Прорвой. Она поглощала все, что ей давали. Хлеб. Печенье. Картошку. Майских жуков. С жуками я даже эксперимент поставил: давал ей одного за другим пять штук. На пятом эксперимент был остановлен. Мне было ясно, что Прорва съест столько жуков, сколько я ей дам. Десять. Двадцать. Двадцать пять. Я сходил к холодильнику и отрезал ей кусок говядины. В этот вечер я впервые услышал, как Прорва мурлыкает. После говядины, запитой молоком, она съела еще две котлеты, триста граммов соленой кильки, два куска хлеба и косточки от курицы. Вечером Прорва сидела у дороги на лавочке и тихо урчала, как советский холодильник «Донбасс» в период ремиссии.

 

 

Камень преткновения

Репетиция ада. Зависть.

«Так завистью пылала кровь моя, 

Что если было хорошо другому, 

Так видел бы как зеленею я.

И вот семян своих я жну солому».

Данте Алигьери. «Божественная комедия»

Линия разлома

Прорва

Кошку я сразу назвал Прорвой. Она поглощала все, что ей давали. Хлеб. Печенье. Картошку. Майских жуков. С жуками я даже эксперимент поставил: давал ей одного за другим пять штук. На пятом эксперимент был остановлен. Мне было ясно, что Прорва съест столько жуков, сколько я ей дам. Десять. Двадцать. Двадцать пять. Я сходил к холодильнику и отрезал ей кусок говядины. В этот вечер я впервые услышал, как Прорва мурлыкает. После говядины, запитой молоком, она съела еще две котлеты, триста граммов соленой кильки, два куска хлеба и косточки от курицы. Вечером Прорва сидела у дороги на лавочке и тихо урчала, как советский холодильник «Донбасс» в период ремиссии.

 

 

Искусство воспитания

КОНТАКТ? ЕСТЬ КОНТАКТ!

О противоречивом мире подростка

Почему дети уходят из церкви?

Вторая часть. Окончание. Начало в № 2/2016.

 

Обыкновенные истории

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Андрею было девять, и он плакал. Да и как тут было не заплакать, если первый в этом году выезд в село оказался последним — и в году, и вообще. Как только они выбрались из попутки перед собственным двором, с лавки под забором поднялся худощавый остроглазый человечек и направился к бабушке. Человечек не поздоровался, только спросил:

- Ну, так мы договорились? — бабушка кивнула, и он тут же ушел. А чуть позже бабушка сообщила, что хата, старая прадедова хата, продается. То есть, уже продана — тому самому худощавому благодетелю, дай ему Боже, а то никто не хотел покупать.

 

Прямая речь

Письмо сыну

- Хм, — многозначительно хмыкнула сестра в ответ на мои горячие рассуждения о том, что старшему сыну, которому «стукнуло» 21, уже пора становится самостоятельным.

- Тебе сорок, а с тобой до сих пор все носятся! — плохо скрываемое торжество в ее голосе было приправлено снисхождением и злой иронией.   

На мгновение, только на мгновение, стало нестерпимо больно. Потом боль улеглась, умостилась, и, как верный пес, заняла привычное место в груди,  почти у самого сердца. Уже привыкнув к этой боли, я спокойно ответила: «Именно поэтому я сделаю все, чтобы эти слова не пришлось выслушивать ни в тридцать, ни в сорок ни одному из моих детей». 

 
«Надень шапку, маме холодно!»

Анекдоты рождаются неслучайно. Это всегда ответ на «больные» темы, актуальные события, это доведенная до абсурда народная мудрость, сюжет на злобу дня. Смеемся же мы с самих себя. Польза анекдота в том, что он помогает сохранить дистанцию, немного отстраниться от ситуации, в которую порою слишком вовлечены, и увидеть себя со стороны. Вспомнились анекдоты, которые, на мой взгляд, объединены общей темой родительской любви, хотя правильнее сказать — нелюбви. И справедливо возникает вопрос: шутят ли на такие темы? И насколько это смешно, когда касается лично?

 

Культура

ОКНО

Жил-был Вор. Обычный, как и многие другие. И, конечно же, он находил оправдание своему ремеслу в том, что судьба к нему несправедлива, что вокруг него только злые люди, что он борется за жизнь так, как умеет.

 
Александр Столяров: «Суть профессии режиссёра — вызывать у зрителя доброе чувство, свет в душе»

Я режиссёром был всю жизнь. Первый театр, который я создал, был кукольным, затем школьный, а потом пошло-поехало. Всего за эту жизнь я родил пять театров. Рожал, рожал, рожал... Иногда я расставался с ними, иногда они бежали от меня…

Ксения и Жанна. Две истории любви

Когда скончался Андрей Петров, его жена раздала все имущество, надела мужское платье и сказала: "Андрей жив, а Ксения умерла", и пошла скитаться по улицам холодного Петербурга. Ее друзья и родные, которые увидели ее в день похорон в мужском камзоле и штанах, в ужасе думали, что молодая женщина сошла с ума от горя и любви к покойному мужу.

ЖЗЛ

Ксения и Жанна. Две истории любви

Когда скончался Андрей Петров, его жена раздала все имущество, надела мужское платье и сказала: "Андрей жив, а Ксения умерла", и пошла скитаться по улицам холодного Петербурга. Ее друзья и родные, которые увидели ее в день похорон в мужском камзоле и штанах, в ужасе думали, что молодая женщина сошла с ума от горя и любви к покойному мужу.

Личность

Александр Столяров: «Суть профессии режиссёра — вызывать у зрителя доброе чувство, свет в душе»

Я режиссёром был всю жизнь. Первый театр, который я создал, был кукольным, затем школьный, а потом пошло-поехало. Всего за эту жизнь я родил пять театров. Рожал, рожал, рожал... Иногда я расставался с ними, иногда они бежали от меня…

Семейное чтение

ОКНО

Жил-был Вор. Обычный, как и многие другие. И, конечно же, он находил оправдание своему ремеслу в том, что судьба к нему несправедлива, что вокруг него только злые люди, что он борется за жизнь так, как умеет.